Шведы вновь в наших краях, или Пуля для Карла


Еще «не битый» русскими Карл ХII был гордым и важным (репродукция с картины Хуаокинте Ригауда)

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

В Бендерской крепости открылась выставка шведского Королевского музея оружия, посвященная 300-летию шведского присутствия в Бендерах.

Напомним, это самое «шведское присутствие» здесь заложил король Карл XII, который – после разгрома в Полтавской битве – бежал в Бендеры. Несмотря на громкое имя и его место в истории, к которой мы тоже имеем некоторое отношение, о Карле XII мы знаем немного – да, проиграл Петру I в Северной войне, да, вынужденно скрывался в Бендерах, да, бежал сюда с украинским гетманом Мазепой, да, с его именем связаны до сих пор живущие мифы о несметных сокровищах, зарытых в Бендерской крепости, золотых каретах и т.д. Меж тем, Карл XII – личность хоть и неординарная, но, бесспорно, героическая.

Своим четырехлетним пребыванием в наших краях он обеспечил «узнаваемость» Бендер до сих пор – по крайней мере, у шведов, которые любят и чтут свою историю. Пару лет назад я проходила стажировку в шведском институте повышения квалификации журналистов Fojo и сама лично убедилась, что шведы в большинстве своем мало или почти ничего не знают о Молдове и Приднестровье, но о Бендерах хорошо наслышаны. – О, вы из Бендер, — радостно изумлялись они, как будто встретили давно не виденную родственницу, — наш Карл там у вас бывал. Кстати, мое пребывание на родине почти «нашего» Карла XII тогда заставило меня «порыться» в исторических хрониках (плюс общение с шведскими историками), дабы узнать о его жизни «вне Бендер» подробнее, а сегодня и информационный повод (открытие в Бендерах выставки) появился рассказать о нем.

Гуляка и кутила

Единственный наследник шведского короля Карла XI и королевы Ульрики Элеоноры Карл XII (три его младших брата умерли во младенчестве, живы остались две сестры) с детства демонстрировал родителям и многочисленным нянькам свой строптивый и буйный нрав. А когда он – после смерти отца – в пятнадцатилетнем возрасте взошел на престол (при этом «потеснив» свою бабку Ядвигу Элеонору Гольштейнскую, назначенную в силу несовершеннолетия Карла регентшей – «до каких пор мы будем слушать бабьи приказы»?), благопристойная Швеция ахнула. Первый раз – на его коронации. Торжественная церемония ознаменовалась одной из тех дерзких выходок, которые в дальнейшем неизменно сопровождали правление нового монарха: Карл выхватил из рук архиепископа королевскую корону и с вызывающим видом сам возложил ее себе на голову. Ну а потом, как уверяют историки, страна «приходила в тихий ужас» не один раз.

Первые годы своего правления Карл XII провел весело – пирушки, охота, развлечения. Юному королю было не до государственных дел – благо, отец оставил своему отпрыску процветающее государство с крепкой экономикой, бездефицитным бюджетом, сильной армией и флотом. Жителям Стокгольма надолго запомнился 1698 год, когда в Швецию прибыл Фридрих Гольдштейн-Готторпский, собиравшийся жениться на старшей сестре Карла. Быстро сдружившись, жених-герцог и его будущий шурин-король буквально перевернули город вверх дном. Молодые люди разъезжали по улицам в нижнем белье, срывали с прохожих головные уборы, били стекла, выбрасывали из окон дворцовую мебель, выбивали блюда с яствами из рук королевской прислуги, сломали скамьи в одной из стокгольмских церквей, вынудив прихожан молиться стоя, рубили головы телятам и баранам, специально пригнанным во дворец, и даже устроили охоту на зайцев в шведском сенате. Словом, резвились. «Золотая молодежь» — что скажешь..

Буду как Македонский. И почти стал…

Возможно, Карл XII еще долго бы так «куролесил», если бы не «агрессивные соседи». В 1700 году против Швеции выступила коалиция в составе трех монархов: короля Польши и кюрфюрста Саксонии Августа II, русского царя Петра I и датского короля Фредерика IV. Началась многолетняя Северная война. Союзники рассчитывали легко одержать победу над беспутным коронованным мальчишкой, но не тут-то было! Беззаботный гуляка и кутила чудесным образом перевоплотился в умелого военачальника (не прошли все-таки даром отцовские советы). Он и датчан, и Петра I под Нарвой разгромил играючи, (к слову, русская армия по численности превосходила шведскую в три раза), а потом и поляков заставил капитулировать.

Фрагмент диорамы Полтавской битвы

За несколько лет молодой монарх стал одним из самых известных европейских военачальников, удостоившись звучного эпитета «Непобедимый». А еще его величали «Северным Александром Македонским» — так сбылась его мальчишеская мечта быть похожим на легендарного полководца древности. Историки отмечают, что шведский монарх вел образ жизни простого солдата. Ходил в мундире голубого сукна, и все, кто не знал его в лицо, принимали его за обычного офицера, причем не самого высокого звания. Король месяцами не снимал грязных ботфорт, спал одетым — в походной кровати или просто на голой земле. Всевозможным деликатесам он предпочитал хлеб с маслом и поджаренное на сковороде сало; вина не употреблял совершенно, соблюдая зарок, данный после того, как под хмельком наболтал глупостей.
Слабый пол не пользовался ни королевской благосклонностью, ни его доверием. «Любовь испортит любого героя!»- утверждал Карл. Помимо воистину спартанского аскетизма, Карл был известен исключительной, нередко доходившей до безумия отвагой. Он неоднократно ходил в атаку на противника во главе шведских войск, совершенно свободно чувствовал себя под неприятельским огнем, а вражеские пули сравнивал с острой приправой вроде горчицы.
Правда, необычайная смелость короля-солдата зачастую оборачивалась бессмысленным мальчишеским хулиганством. Известен случай, когда в сентябре 1707-го, находясь в окрестностях Дрездена, шведский монарх бросил свою армию и в сопровождении нескольких придворных прискакал в лагерь к своему заклятому врагу — саксонскому курфюсту Августу II, которого незадолго до этого заставил отречься от польского престола. Весело усмехаясь, нежданный гость заявил, что приехал попрощаться. От плена Карла спасла растерянность курфюста: Август остолбенел от удивления, а когда спохватился, обнаглевшего противника и след простыл. В Шведском лагере Карла XII встретили перепуганные придворные: «Ваше сиятельство, как Вы решились явиться во вражеский стан? Ведь Вас могли…» «Не посмели бы!»- отрезал монарх.
К слову, после победы над Петром Карл XII пренебрежительно относился к русскому царю, не считал его серьезным противником, и даже приказал отчеканить в Швеции памятные медали с карикатурным изображением: русский царь, утирая слезы платком, улепетывает из-под Нарвы; шпага его брошена, а шапка валится с головы. Откуда было знать тогда 18-летнему королю, обласканному победами и восторженными аплодисментами европейских дворов, что удача, тем более, на поле боя, переменчива и век ее недолог. Спустя всего каких-то девять лет – в Полтавской битве — Карл будет жестоко наказан за свое пренебрежение к силе русского оружия и духа, за свою самоуверенность.

 

Густав СЕДЕРСТРЁМ. Карл XII и Мазепа после Полтавы на берегу Днепра.

Железная башка

В начале 1708 года Карл XII решил, наконец, покончить с последним противником, еще не выведенным из войны, — Россией. Чем это все окончилось – известно. Поначалу, правда, «бог войны» еще благоволил Карлу, он одержал победу над русскими войсками при Головчине, после которой Петр I даже предложил ему заключить мир, но Карл с высокомерием заявил, что мирный договор подпишет только после взятия Москвы. Ну а далее случилось то, о чем нам известно из истории – поражение в Полтавской битве, бегство в Бендеры, четырехлетнее вынужденное «томление» на берегах Днестра, планы взять реванш и коварные замыслы втянуть принявшую побежденного Карла как почетного гостя Османскую империю (которой принадлежали Бендеры) в войну против России. К слову, не без успеха. В 1711 году Карлу удалось спровоцировать столкновение между Турцией и Россией. Тогда прутский поход русской армии едва не закончился катастрофой, но хитроумный султан Ахмед III предпочел заключить с русскими мир на выгодных для себя условиях. Карл, естественно, не успокоился, с новой силой стал «давить» на турок, но те (Восток – есть Восток) не желали ввязываться в опасные авантюры.

Стычка. Kaлaбaлык. Карл XII в Бендерах. (Неизвестный художник)

Присутствие беспокойного гостя начало тяготить Ахмеда III, и он стал деликатно намекать Карлу, что пора бы и честь знать. Пытаясь склонить шведского монарха к отъезду, турецкий властитель посылал ему прощальные подарки: дорогую карету, 30 арабских скакунов, мешки с золотом. Но возвращаться в Швецию, не добившись своего, король наотрез отказался. За свое упрямство Карл получил от раздраженных турок нелесное прозвище «Демир-баш»-»Железная башка». И когда посланцы султана в очередной раз пришли к нему с вежливым предложением оставить их страну король набросился на визитеров с обнаженной шпагой. Дело кончилось тем, что Ахмеду буквально пришлось «выкуривать» Карла из крепости. Перестали поставлять продовольствие – Карл пустил подаренных султаном дорогущих арабских скакунов на солонину, подослали 14-тысячную турецкую армию – Карл, призвав на помощь своих приближенных (их было всего 700 человек, и даже поварята были снабжены оружием), ввязался в бой с турками. При этом сам дрался, как лев. Но силы были неравны, и Карл был пленен (возможно, ему бы и удалось бежать, но выбираясь из горящей резиденции, Карл зацепился шпорами за кусты и буквально скатился янычарам в руки).

 

Турки перевезли буяна в местечко Дематика под Адрианополем, где шведский король некоторое время пребывал в формальном заточении. В конце концов, его убедили уехать на родину. Запасшись документами на имя некоего Петера Фриска, Карл XII вместе со своим адъютантом отправился в далекий путь. Через две недели измученный, заросший, грязный Карл ступил на шведскую землю.

Последний бой

Нельзя сказать, что шведы обрадовались возвращению блудного короля – к тому времени страна была измучена затяжной войной, чумой и засухой, казна пуста. Да и шведы уже как-то привыкли обходиться без монарха. Шведский сенат, правда, однажды попробовал выразить неудовольствие его долгим отсутствием, но Карл, узнав о роптании сенаторов, послал им полномочного заместителя — свой грязный солдатский сапог.

Вернувшись из бесславного похода в разоренную страну, потерявшую завоеванные его отцом земли, Карл озаботился отнюдь не ее восстановлением. Карл строил новые военные планы (к тому времени даже терпеливые и толерантные шведы изменили его гордое прозвище «Непобедимый» на «Неугомонный»). На сей раз он вознамерился отвоевать у соседей — Датского королевства — территорию Норвегии. И таки опять снарядил армию. Но этот поход оказался для него последним. В ночь на 1 декабря 1718 года под стенами норвежской крепости Фредрикстен он вместе с тремя приближенными решил обследовать траншею, строившуюся под руководством французского инженера Мегре: она показалась королю недостаточно глубокой. В ходе осмотра Карл опрометчиво высунулся из-за бруствера — и тут же был сражен пулей в висок. Смерть, которой отважный король много лет смотрел в лицо, наконец настигла его. Карл XII прожил только на два года дольше своего кумира Александра Македонского.

Густав СЕДЕРСТРЁМ. Траурная процессия с телам Карла XII.

«Он так «достал» свой народ, что народ нанял киллера»

К слову, инженеру Мегре, чьи укрепсооружения проверял Карл, приписывают слова, которые он высказал по поводу смерти экстравагантного монарха: «Пьеса окончена, господа, пойдемте ужинать…» Также говорят, что одним из немногих, кто известие о смерти шведского монарха принял с искренним огорчением, был его многолетний противник Петр I: «Ах, брат Карл, как мне тебя жаль!»

Но со смертью Карла «пьеса не была окончена» (неправ оказался французишка!). Сразу же после его гибели и до сих пор не утихают разговоры о том, кто выпустил роковую пулю — защитник норвежской крепости или наемный убийца. Для таких слухов были все основания – выяснили, что норвежская пуля не могла долететь до траншеи, в которой находился Карл, что в него стреляли с близкого расстояния, и что, якобы, есть признания личного секретаря Карла, француза Сигье, сделанные им перед смертью, что он убил короля и т.д.

В поисках ответа на вопрос — погиб ли Карл XII от шальной пули или же стал жертвой хорошо спланированного покушения — шведские криминалисты не единожды беспокоили прах беспокойного короля, эксгумируя его останки в 1746, 1799, 1859 и 1917 годах, проводили специальные баллистические и топографические исследования, ученые исписали не один том научных исследований. Но однозначного ответа не получили.

Эксгумированный череп Карла XII

Хотя шведы-обыватели убеждены, что Карл был убит «своими же». В Стокгольмском национальном музее находится картина шведского художника-баталиста Густава Седерстрема «Последний путь. Траурная процессия с телом короля Карла XII». Естественно, находясь в Швеции, я воспользовалась возможностью побывать в этом одном из крупнейших музеев Европы. Перед картиной Седерстрема я задержалась надолго, разглядывая того, кого судьба когда-то связала с моим родным городом. Через некоторое время ко мне подошла пожилая шведка (видимо, ее смутило мое долгое «торчание» перед картиной) и сказала: «он так «достал» свой народ, что народ нанял киллера».

 

Посмертная маска Карла XII

Конечно, у шведов есть все основания не любить (или не очень любить) Карла XII – при нем их страна потерпела поражение в Северной войне, потеряла целый ряд территорий и навсегда лишилась статуса великой державы. Но шведы могут быть благодарны Карлу за «урок», который он им «преподал». Отказавшись от имперских амбиций, они перековали меч на орала и вскоре превратили свою родину в одну из самых благополучных европейских стран. Король-сорвиголова, одержимый войной, научил своих соотечественников по достоинству ценить мирную жизнь и простое человеческое счастье.

Людмила Коваль

Бендерская крепость сегодня


 

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.