Еще раз о ЕГЭ


d379730c6b7d492582c085bd4f35804fПО СЛЕДАМ НАШИХ ПУБЛИКАЦИЙ

21 июня в №24 «ПВ» был опубликован материал «Сдаём ЕГЭ всё хуже. Кто виноват и что делать?». В ответ на эту публикацию мы получили открытое письмо министра просвещения ПМР С. Фадеевой. Печатаем его без сокращений.

«Министерство просвещения, ознакомившись со статьей, опубликованной в июньском номере (№ 24) газеты «Профсоюзные вести», посвященной результатам итоговой государственной аттестации выпускников 2014 года, очередной раз неприятно удивлено тем, как газета, лозунг которой: «Справедливость ­ основа общества», в погоне за «горячими» фактами допустила опубликование на своих страницах недостоверного материала явно популистского толка.

Прежде чем говорить об опубликованном, для объективного освещения вопроса и соблюдения справедливости по отношению к читателю, возьмем за правило, во­-первых, говорить правду, которая не всегда приятна, но всегда полезна, во­-вторых, рассуждать по­-государственному и профессионально.

Перейдем к сути предмета обсуждения.

К сожалению, уже само название статьи «Сдаем ЕГЭ все хуже» не отвечает не только реальному положению дел, но и собственному содержанию. Ведь результаты ЕГЭ 2013/2014 года в сравнительных показателях относительно предыдущего учебного года не демонстрируют ухудшающую динамику, что подтверждает и сам автор публикации: «К слову, ЕГЭ по русскому языку и другим предметам в республике сданы более успешно…».

Что же о результатах ЕГЭ 2014 года по математике, то неудовлетворительные оценки действительно есть, равно как были они и в предыдущие годы, только вот реальные цифры разительно отличаются от приведенных автором публикации. Так, в статье указано, что в г. Бендеры ­ 77 двоек по ЕГЭ, хотя по данным Центра экспертизы качества образования ­ 26 двоек, в г. Слободзее и Слободзейском районе ­ 159, а в реальности ­ 92. И все это легко проверить, обратившись к информации на сайте ЦЭКО, находящейся в открытом доступе. А для пояснения читателям приведенного в материалах голословного утверждения о том, что «подобная ситуация во всех городах и районах Приднестровья» сообщаем, что по г.Тирасполь количество получивших неудовлетворительные оценки по математике составило 51 человек, по г. Дубоссары и Дубоссарскому району – 14, г. Григориополь и Григориопольскому району – 51, г.Рыбница и Рыбницкому району – 19, г.Каменка и Каменскому району – 11.

Цитата ПВ: «Многие дети, учившиеся на «4» и «5» и претендовавшие на медали, не смогли набрать нужного для положительной оценки количества баллов и с трудом вытянули тест на «3». А у некоторых учеников вообще зафиксирован ноль набранных баллов, т.е. они не справились ни с одним предложенным заданием».

Если учитель ставит оценки, не соответствующие уровню знаний, то это нечестно. Нечестно, прежде всего, по отношению к детям и их родителям, нечестно по отношению к профессии, государству, которое рассчитывает на качественную работу учителя. И именно процедура независимой стандартизированной оценки знаний позволяет родителям определить для себя и уровень качества работы школы, где учится их ребёнок, и уровень профессионализма учителя, преподающего ту или иную дисциплину. По этой причине, если учащиеся конкретного педагога стабильно показывают плохие результаты, стоит рассмотреть вопрос качества работы такого педагога. Анализ результатов ЕГЭ по математике в 2014 году показал, что значительного совершенствования требует педагогическая деятельность 108 учителей математики нашей республики. И такая работа должна стать первостепенной задачей управлений образования в тех районах, где хромает математическое образование, необходима кропотливая дополнительная работа с учителями, в том числе с помощью переаттестации и повышения квалификации. А получать необходимую объективную информацию о качестве процессов, происходящих в каждой школе и системе в целом, государству позволяет именно стандартизированная оценка качества знаний. Этим путём идут все государства мира.

Теперь о качестве тестов. Со всей ответственностью заявляем, что в этом учебном году, как ни в одном из предыдущих, нареканий к содержанию и уровню тестов не было ни со стороны педагогической общественности, ни со стороны учащихся. Поэтому утверждение ПВ: «…При этом, рассказывают родители, тесты, составленные на молдавском языке содержали множество грамматических и смысловых ошибок…» необъективно и некорректно. Предлагаем автору при построении оценочных высказываний опираться на фактологический материал с более высоким уровнем достоверности, нежели рассказы непоименованных респондентов. И уж точно ­ и об этом так же ответственно заявляем ­ ничего «в спешном порядке», как об этом пишет автор статьи, не переводилось с молдавского языка на русский и обратно.

Действительно, в геометрической задаче двух вариантов теста был допущен некорректный перевод термина с русского на молдавский язык, однако текст задачи сопровождался рисунком, а решение задач по рисунку, без текстовой формулировки, достаточно распространенный прием обучения решению геометрических задач. И несмотря на это, всем участникам ЕГЭ, выполнявшим вариант с данным заданием, вне зависимости от правильности его выполнения был добавлен балл решением конфликтной комиссии, таким образом, решение было принято в пользу учащихся.

А вот о перегрузках и стрессах на ЕГЭ давайте поговорим детальнее.

Итак, все сдающие ЕГЭ — ­ это взрослые люди, 17­18 летние ребята, которые на протяжении 11 лет обучения в школе постоянно подвергались контрольным мероприятиям по оценке знаний (контрольные работы, диктанты, зачеты, переводные экзамены, а также государственная итоговая аттестация за курс основной школы). Абсолютно все участники ЕГЭ и их родители, принимая решение о том, что они будут учиться в 10­м и 11 классах, знали, что им предстоит итоговая государственная аттестация за курс полной средней школы, знали, каков порядок ее проведения. Если рассматривать заранее известное (за два года!) плановое и штатное для выпускника средней школы контрольное мероприятие по оценке знаний как серьезный стресс, то возникает вопрос: каким содержанием наполнено сегодня понятие «аттестат зрелости»?

Какой же тогда «мощный» стресс ожидает будущего студента на регулярных сессиях, а там, глядишь, опять итоговые экзамены по окончанию профессиональной школы, а потом на работу каждый день ходить, а детей рожать и воспитывать?.. Получается, впереди сплошные стрессы, может их тоже ­ отменить?!

А что касается негуманного отношения к 17­18­летним гражданам, то давайте прислушаемся к голосу разума и вспомним, что в течение 11­ти лет государство и родители воспитывали их законопослушными, честными и ответственными, в первую очередь, за свои собственные решения и результаты своей деятельности.

В ответе на главный вопрос статьи: «И вообще, нужен ли нам этот ЕГЭ?» предлагаем поразмышлять по­-государственному. Есть задача государственного масштаба ­ построить конкурентоспособную, эффективную экономику, ­ и понятно, что без образования сделать этого нельзя. Качественное образование ­ это настоящее и будущее страны, ключевое звено, без которого ни инновации, ни модернизация, ни повышение эффективности невозможны. Пока все заинтересованные стороны ­ государство, педагоги, ученики и их родители, работодатели ­ не будут иметь объективной информации об уровне и качестве образования на каждой его ступени, мы не сможем понять не только того, что происходит в образовании, которое формирует человеческий капитал страны, но и того, какова социально-­экономическая перспектива нашей страны. Независимая оценка знаний ­ это своеобразный «градусник», который позволяет измерять текущую «температуру» в образовании и динамику ее изменения.

Учитывая, что в государственную образовательную систему вовлечены почти 200 тысяч граждан (детей, родителей, педагогов) и она полностью реализуется за счет республиканского бюджета, предлагаем автору вместе с читателями публикации ответить: нужна ли государственная независимая оценка качества знаний?

Теперь по поводу того, кто виноват в том, что выпускник 11 класса получил на ЕГЭ неудовлетворительную оценку? Напомним, обучение ­ процесс двусторонний, предполагающий совместную деятельность ученика и учителя.

Итак, если в 10 класс приходят учащиеся с отметкой «3» по математике в аттестате за курс 9 классов, то надо отдавать себе отчет в том, что им придется очень серьезно потрудиться, чтобы освоить программу 10­11 классов, и, в первую очередь, самостоятельно, так как уже имеющиеся пробелы в знаниях не могут служить фундаментом для освоения программы старшей школы. Если же все эти два года старшей школы ученик надеется на чудо, и ничего не делает, то и результат оказывается плачевным.

И процедура сдачи ЕГЭ не виновата в сложившейся ситуации, потому что знания либо есть, либо нет. А вот способности к обучению во все времена носили индивидуальный характер, и если бы учеником и его родителями своевременно и объективно были оценены возможности успешного освоения программы 10­11 класса, то не было бы двух долгих лет неэффективно потраченного времени. Зато в системе начального и среднего профессионального образования выпускник 9 класса смог бы реализовать себя и стать востребованным в государстве специалистом, а затем продолжить обучение на высшей ступени, уже имея достаточный багаж практических знаний и профессиональной компетентности и дополнительные конкурентные преимущества на рынке труда.

Другую сторону обучения обеспечивают педагоги и управленцы всех уровней образования. И здесь есть о чем поговорить. Прежде всего, о честности и профессионализме. Напомним, что в марте все города и районы проходили процедуру пробного тестирования по родному языку и математике. Те города и районы, где предварительное тестирование было проведено качественно, а по его результатам проделана серьезная работа, показали хорошие результаты и на итоговом тестировании. Так, в городе Тирасполе на «пробах» по математике было 179 неудовлетворительных оценок, а на итоговом тестировании ­ в три с половиной раза меньше, в другом районе (не будем называть его сейчас) на пробном тестировании – 29 «неудов», а на итоговом – 92. Вот и ответ на вопрос: нужна ли нам единая, независимая система оценки качества результатов обучения?

Решить, «кто виноват и что делать?» в рамках одной статьи невозможно, но даже по итогам завязавшейся дискуссии напрашивается два вывода, лежащих на поверхности.

Первый ­ в старшей школе должны обучаться те, кто способен качественно освоить программу 10 и 11 класса и настроен на это. Подтверждением тому служат приводимые в материале ПВ размышления учителя математики МОУ «Бендерская гимназия №2» Н.Молдавской. Действительно, гимназии и лицеи, поступление в которые предполагают конкурсный отбор, как правило, показывают высокие результаты качества знаний.

Вывод второй – не только педагоги должны честно и ответственно выполнять свой профессиональный долг, обеспечивая качество образования, единое для всех, не вводя в заблуждение ни своих учеников, ни их родителей, но и сами учащиеся, их родители должны отдавать себе полный отчет в том, что школа – это не только оценки, но, прежде всего, формирование личности, гражданской позиции и, в конечном счете, судьбы человека. В общем и целом все упирается в честность людей. А категория честности по своей значимости и по тем факторам, которые ее формируют, гораздо глобальнее вопросов системы образования.

В заключение хочется напомнить всем, берущим на себя смелость давать советы, что система образования ­ это огромная государственная машина, которая должна работать по единым для всех правилам. В противном случае, если каждый участник образовательного процесса начнет устанавливать «удобные» для себя правила, то, как любая большая машина, она начнет давать сбои, что в итоге, может привести к катастрофе.

Поэтому качество образования, определяемое через стандартизованную его оценку, – это ключевой параметр системы, согласно которому можно оценить реальную картину в образовании, и уже на ее основе осуществлять прогнозирование экономических и социальных параметров развития государства. Снижение планки качества школьного образования автоматически нивелирует качество профессионального образования, что, в свою очередь, предопределяет уровень качества вышеназванных экономических и социальных параметров.

Мы считаем, что все инструменты оценки результатов обучения будут работать только в том случае, если мы будем честны сами с собой.

А для того, чтобы освещение любых вопросов по параметрам системы образования и их влияния на общественное развитие было всегда объективным, а критика справедливой, настоятельно предлагаем редакции газеты своевременно обращаться за разъяснениями в Министерство просвещения.

И памятуя о том, что еще в начале нашего рассуждения мы решили «рассуждать по­-государственному и профессионально», предлагаем ответить, выбрав правильный ответ, как в тесте ЕГЭ, на вопрос: Что нужно каждому субъекту в виде результатов образования?

1.Выпускнику школы и его родителям:

а) аттестат об окончании средней полной школы;

б) успешная социализация в обществе, выход на рынок труда востребованным и подготовленным, с актуальными знаниями, компетентным специалистом, готовым осознанно и ответственно жить и трудиться?

2.Профессиональным учебным заведениям:

а) выполнение плана набора абитуриентов текущего года;

б) студенты, способные учиться и переучиваться под меняющиеся требования производства, под новые технологии?

3.Государству и работодателям:

а) переизбыток юристов, экономистов, бухгалтеров и маркетологов (ремарка: грамотного юриста, экономиста, бухгалтера или маркетолога найти огромная проблема.)

б) уравновешенная система востребованных и трудоустроенных квалифицированных кадров в Приднестровье.

Наш ответ: б). А ваш?»

Министр просвещения С. Фадеева

 

От редакции

Наш ответ тоже «БЭ»

Широкий общественный резонанс на публикуемые в СМИ материалы означает, что эти материалы достучались до читательских сердец и что проблема действительно актуальна. После опубликования материала о провальной сдаче ЕГЭ по математике с комментариями депутата ВС ПМР, возглавляющего комитет по образованию, учителя математики Бендерской гимназии №2, родителей Буторской школы Григориопольского района с молдавским языком обучения, направивших в Союз молдаван ПМР жалобу на организацию и проведение этого экзамена, мы получили массу откликов от читателей. Одни соглашались с тем или иным комментарием, другие сетовали на трудность ЕГЭ и желали его отмены в республике, третьи возмущались отбором учеников в 10­11 классы, ущемляющим, по их мнению, права детей, четвертые говорили, что нынешнее подрастающее поколение ленивее и слабее предыдущих, и ему не до математики и прочих серьезных предметов, а требования к нему выше, чем раньше.

Теперь вот мы знаем и мнение министра просвещения: наша публикация, оказывается, вовсе не желание поднять проблему и постараться найти её причины, а всего лишь «погоня за горячими фактами». К этому заявлению добавлено обвинение журналистов в приведении недостоверных фактов.

Но давайте посмотрим, где здесь недостоверность. Министр просвещения пишет: «Ведь результаты ЕГЭ 2013/2014 года в сравнительных показателях относительно предыдущего учебного года не демонстрируют ухудшающую динамику, что подтверждает и сам автор публикации: «К слову, ЕГЭ по русскому языку и другим предметам в республике сданы более успешно…». Автор публикации не подтверждает «не ухудшающуюся динамику» по сравнению с прошлыми годами. Он указывает, что ЕГЭ по другим предметам в этом году сданы более успешно по сравнении с математикой. Думается, что, вступая с кем­то в полемику, не стоит передергивать слова собеседника, подгоняя их смысл под нужный себе самому, ­ это, выражаясь словами министра, «софистический приём невысокой риторики, не вызывающий уважения».

Далее. С. Фадеева приводит цитату из газеты касательно слов родителей выпускников Буторской школы: «Поэтому утверждение ПВ: «При этом, рассказывают родители, тесты, составленные на молдавском языке содержали множество грамматических и смысловых ошибок…» необъективно и некорректно. Предлагаем автору при построении оценочных высказываний опираться на фактологический материал с более высоким уровнем достоверности, нежели рассказы непоименованных респондентов». Это не оценочное суждение журналиста – это ссылка на слова родителей Буторских выпускников, кстати, приведенные и в письме Союза Молдаван, направленном в минпрос с просьбой разобраться в ситуации, чтобы «подобные инциденты» не повторялось впредь. И возникает вопрос, корректно ли и СМИ, и минпросу не доверять родителям, дети которых имели неожиданные серьезные проблемы в день сдачи ЕГЭ, только потому – что они «непоименнованые респонденты»?

Что касается стрессов у «взрослых людей, 17­18 летних ребят, которые на протяжении 11 лет обучения в школе постоянно подвергались контрольным мероприятиям по оценке знаний», и иронизирования министра по поводу того, что вся дальнейшая жизнь у них будет полна стрессов: «а потом на работу каждый день ходить, а детей рожать и воспитывать?.. Получается, впереди сплошные стрессы, может их тоже ­ отменить?!» ­ вот именно, стрессов у нынешних детей ­ будущих взрослых граждан, будет с лихвой, так, может, не стоит им добавлять лишнего? Пусть живут легко и радуются – у родителей под крылышком, пока не началась самостоятельная жизнь? Что же касается отмены «детей рожать, на работу ходить» ­ люди сами как­нибудь разберутся, что им делать, а что нет, без вмешательства минпроса, в компетенцию которого, к счастью, не входит решение этих вопросов.

Ну, и насчет якобы «недостоверных данных» об оценках на ЕГЭ по математике: «Так, в статье указано, что в г. Бендеры ­ 77 двоек по ЕГЭ, хотя по данным Центра экспертизы качества образования ­ 26 двоек, в г. Слободзее и Слободзейском районе ­ 159, а в реальности ­ 92. И все это легко проверить, обратившись к информации на сайте ЦЭКО, находящейся в открытом доступе». Журналистика, конечно, профессия творческая, но все же трудно представить, что журналист «от балды» будет придумывать цифру, отражающую количество двоек за ЕГЭ по математике. Конечно же, все данные об оценках мы взяли именно на сайте Центра экспертизы качества образования и их действительно легко проверить – зайти и посчитать: эти данные «висят» на сайте ЦЭКО и ныне. Мы вновь, уже сейчас, работая над письмом министра, зашли по ссылкам в файлы с результатами основного тестирования по математике по городам и районам Приднестровья и пересчитали оценки: по тем же Бендерам – именно 77 двоек, по Слободзее ­ 159! Не дополнительный поток, не резервный день, не результаты пересдачи ЕГЭ – а основное тестирование! Мы сохранили эти файлы, а то мало ли – сегодня «висят», завтра нет, и готовы вместе с министром открыть их и еще раз пересчитать двойки. Может это сделать и читатель, зайдя по следующей ссылке: http://ceko-­pmr.org/EgeResult/RezyltEGE. Министр призвала «говорить правду, которая не всегда приятна, но всегда полезна» ­ так мы это как раз и сделали. Получилось и в самом деле неприятно, но полезно.

И напоследок: обвинять в чем­-либо журналистов, конечно, гораздо проще, чем решать озвученные ими проблемы. Проще, но правильней ли? Разве от этого проблема станет меньшей? Или расчет идет на то, что журналисты устанут от «неприятных разговоров» с высокими чиновниками, следующими после каждой не понравившейся этим самым чиновникам статьи, и они (медийщики) в конце концов, перестанут писать о проблемных моментах и наступит тишь да гладь? Что ж, это тоже вариант, но не стоит забывать: если о проблемах не говорить, это не означает, что их нет, и все это прекрасно понимают.

Кроме того, каждый все-­таки должен делать то, на что учился: сотрудники СМИ – писать журналистские материалы, министр просвещения – руководить вверенной ему системой образования и предпринимать определенные административные шаги для развития отрасли, педагоги – учить детей. Если министры, вместо того, чтобы выполнять свои прямые обязанности, будут писать огромные письма в СМИ с обвинениями в адрес журналистов, «посмевших» написать о какой­-либо проблеме в отрасли, ситуацию это вряд ли улучшит. Как и если журналисты пойдут в школы учить детей…

Но, надеемся, польза от такой «переписки» все же будет. Может, в минпросе перестанут искать виноватых и начнут так строить работу, чтобы республика, в конце концов, получила те самые упомянутые министром профессиональные квалифицированные кадры, в которых так нуждается?

  1. #1 by Андрей Тасманский on 06.08.2014 - 21:01

    А не хотят ли министры своими непосредственными обязанностями заниматься, а не наезжать на журналистов. То Булановой не понравился ролик ДнестрТВ, то теперь Фадеевой ваш материал о ЕГЭ. Нет, чтобы решать те проблемы, что журналисты обозначают, чтобы у вас не было повода даже об этом писать, так нет начинают же грызться. Выглядит с их стороны, как дешевая отмазка. Спасибо вам Профсоюзные Вести, что поднимаете такие темы.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.