Намек на признание?


Осетины и абхазы семь лет живут признанными. У нас же пока одни намеки

Осетины и абхазы семь лет живут признанными. У нас же пока одни намеки

 ПОЛИТИКА

Приднестровье вновь в центре внимания масс-медиа, вновь на острие информационно-психологических войн, ведущихся на Интернет-просторах без всякого объявления, начала и прекращения «боевых действий». К сожалению, за редким исключением в виде открытия новых детских садов, построенных по линии АНО «Евразийская интеграция», все информационные месседжи из нашего края носят исключительно негативный оттенок.

Экономическая блокада и всевозможные санкции, экономический и социальный кризис, приведший к приостановке работы предприятий и снижению уровня жизни населения, запрет на транзит грузов через украинскую территорию в адрес российских военнослужащих, депортация поддерживающих Приднестровье россиян из Кишиневского аэропорта, назначение губернатором соседней Одесской области «пожирателя галстуков» Михаила Саакашвили, реанимация в связи с этим замшелых обвинений республики в потворствовании контрабанде, рвы, палаточные городки национальной гвардии Украины на украино-приднестровской границе, заявления Петра Порошенко о том, что «Украина сделает все возможное для восстановления территориальной целостности Молдовы», военные приготовления в духе «на границе тучи ходят хмуро», вероятность вооруженных провокаций,  в общем, массовый психоз. Список давящего на психику негатива можно продолжать и продолжать.

И вот в этой нездоровой обстановке в информационное пространство закидываются всевозможные вбросы, суть которых заключается в том, что негативная ситуация, складывающаяся внутри, а главное, вокруг Приднестровья, является шансом для признания приднестровской государственности. С этим даже связали просьбу спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, обращенную к коллегам-сенаторам не разъезжаться во время парламентских каникул далеко, на всякий случай. Правда, дотошные «журналюги» подняли архивные записи, на которых Матвиенко с подобными просьбами обращалась и в 2014-м, и в 2013-м, и в 2012-м году.

Очередную просьбу Матвиенко «на всякий случай не разъезжаться далеко» эксперты связали с памятным заседанием Совфеда, на котором сенаторы предоставили Главнокомандующему Вооруженными Силами РФ, президенту В.Путину право на использование военных для защиты национальных интересов России за ее пределами. Тогда подразумевался Крым, сейчас… Приднестровье? «Ходят слухи тут и там…», что «заявление Валентины Матвиенко о готовности в любой момент собрать Совет Федерации обусловлено тем, что Москва готовит признание Приднестровья частью России в качестве своего анклава». Принцип простой – на Приднестровье безнаказанно напасть можно, а вот на Приднестровье, являющееся частью России…, напасть, конечно, можно, но и наказанным можно остаться, как это случилось с тем же Михаилом Саакашвили. Возможные военные провокации в отношении Приднестровья связаны с маниакальным желанием американцев втянуть Россию во внутриукраинский кризис. На военную поддержку Донбасса россиян спровоцировать не удается, авось получится в отношении Приднестровья, подумали стратеги из США. Тем более, что определяющим является отсутствие у РФ и ПМР общей границы, так что в случае необходимости прорываться русским военным все равно придется через украинскую территорию.  И вот чтобы избежать военных столкновений, а разрастания украинского кризиса не хочется никому, Россия, как предполагают некоторые эксперты, может признать приднестровскую государственность, тем более, что сами приднестровцы в ходе референдума уже давно высказались за присоединение к РФ. И прецедент Крыма нам в этом в помощь.

Максим ОКТЯБРЬСКИЙ
На что нам надеяться, являются ли нынешние события вокруг Приднестровья предпосылками или шансом на признание  ПМР и включение ее в состав Российской Федерации? С такими вопросами наш корреспондент обратился к местным экспертам.

200px-Ястребчак_В.В. Владимир ЯСТРЕБЧАК, политолог:

«Надо быть готовыми ко всему»

- Последние события вокруг Приднестровья вновь подтверждают, что сохранение статус-кво даже в краткосрочной перспективе уже практически невозможно. Новые правила торговли с Евросоюзом и Молдовой, которые, как предполагается, для приднестровских предприятий вступят в силу с 1 января 2016 года, продолжающиеся попытки официального Кишинева добиться распространения своей юрисдикции на Приднестровье – это и многое другое вносит «вклад» в формирование новой реальности вокруг нашей республики.

Однако особую роль в создании новых реалий играет, безусловно, политика нынешних украинских властей. Нельзя не отметить разительной разницы в подходах нынешнего украинского президента Петра Порошенко в сравнении с ролью, которую он играл на посту Секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины ровно 10 лет назад, когда были официально обнародованы инициативы тогдашнего главы Украины Виктора Ющенко. Если в 2005 году позиция Порошенко выступала разумным балансом и не позволяла доминировать радикальным подходам, которых было достаточно в окружении Ющенко, то теперь о «балансе», тем более о разумном, приходится вспоминать всё реже.

Назначение новым одесским губернатором грузинского экс-президента М. Саакашвили, к которому есть серьезные уголовно-правовые претензии в Тбилиси, также не дает оснований для особого оптимизма. Не только на Кавказе, но и в Приднестровье хорошо помнят о том, чем обернулась заявленная Саакашвили «борьба с контрабандой из Южной Осетии» в 2004 и 2008 годах и скольких жертв среди защитников РЮО и мирных жителей эта «борьба» стоила. В этом же контексте приходится рассматривать и решения украинских властей о блокировании российских военных в Приднестровье, и юридическое оформление таких шагов; очередные заявления об ужесточении режима на приднестровско-украинской границе (хотя, казалось бы, куда уже жестче); новые обвинения в незаконном трафике наркотиков, оружия и «экспорте нестабильности» из Приднестровья.

Очевидно, что в украинском экспертном и общественном мнении продолжают формировать образ «врага по соседству», от которого исходит постоянная опасность. Естественно, что такую угрозу, по логике украинских властей, включая г-на Саакашвили, необходимо нейтрализовать всеми доступными средствами.

Складывающаяся вокруг Приднестровья новая реальность не может не отразиться на международно-правовых и политических перспективах нашей республики. Решения и действия Кишинева и Киева будут требовать от Тирасполя и от его стратегических союзников новых ответов на такого рода вызовы и угрозы. По крайней мере, приднестровской стороне придется находить более эффективные модели реагирования на кризисные ситуации, которых, по-видимому, будет становиться всё больше. И вопрос о международном признании должен стать одной из ключевых опций в таком кризисном реагировании.

Вместе с тем, говорить о том, что признание уже «на пороге», также не приходится. Несмотря на изменение ситуации, признание может последовать лишь в случае радикальных трансформаций (впрочем, г-н Саакашвили в состоянии организовывать мастер-классы по таким «трансформациям»). Международное признание может стать ответом на прямые угрозы жизни и безопасности населения Приднестровья либо на полную экономическую блокаду Приднестровья, но вряд ли Киев и Кишинев пойдут на столь агрессивные действия. Скорее, будет избран путь перманентных провокаций, которые будут максимально осложнять приднестровцам жизнь, заставлять приднестровские предприятия переходить в молдавское правовое поле, но при этом не допускать открытых вооруженных провокаций.

С другой стороны, очевидно, что скопление на приднестровской границе людей с оружием и с современными средствами ведения боевых действий может перерасти в качество, поэтому и Тирасполю, и его стратегическим партнерам необходимо иметь и план «А», и план «Б», и план «В», где международное признание должно занимать не последнее место, поскольку в нашем случае именно признание будет выступать важнейшей гарантией физической безопасности и выживания приднестровцев.

 

широков-00 Сергей ШИРОКОВ, директор бюро политических исследований «Медиатор»:

«Россия в настоящее время не занимается подготовкой акта международного признания Приднестровья»

- Необходимо прояснить важнейшие понятия, которые зачастую смешиваются в общественном сознании – государственность, суверенитет и международное признание. В 1933 г. была подписана «Конвенция Монтевидео». Она стала первым международным актом, определившим и закрепившим критерии понятия государства: постоянное население; определённая территория; собственное правительство; способность к вступлению в отношения с другими государствами.

В этом контексте Приднестровье соответствует вышеперечисленным критериям, это реальность. Проблема международно-правового признания независимости и государственности Приднестровья является более сложным вопросом, в том числе и по причине его неурегулированности в современном международном праве. В большинстве случаев международное признание определяется как юридический акт и процедура, устанавливающая дипломатические отношения с новым государством, который может быть и односторонним, и коллективным.

Однако подобная форма признания государства не дает окончательного ответа о степени легитимности нового государства в глазах международного сообщества, так как в существующей практике международного общения только членство в ООН снимает все вопросы о степени международной правосубъектности того или иного государства.

Между тем, такие государственные образования, как Косово или Южный Судан, которые не всегда даже отвечали критериям государственности, сегодня считаются признанными странами, а Республика Южная Осетия и Республика Абхазия называются частично признанными или вовсе не рассматриваются в качестве субъектов международного права.

Коллизии международно-правового признания государственности  Приднестровья усугубляются региональными особенностями.  Приднестровская проблема является не кавказским и не ближневосточным, а европейским конфликтом, что вызывает необходимость принимать во внимание и учитывать сложившиеся режимы урегулирования конфликтов в Европе.

В 2006 г. на референдуме приднестровцы подтвердили желание строить независимое государство и интегрироваться с Россией, что и легло в основу внешнеполитического курса Приднестровья. Исходя из этого, Приднестровье ориентируется, в первую очередь, на признание со стороны Российской Федерации. И здесь наступает момент, когда необходимо оперировать только фактами.

От имени Российской Федерации по вопросам внешней политики имеют право выступать только президент и министр иностранных дел.  Не так давно был опубликован отчет МИД РФ «Об основных итогах деятельности в 2014 году и задачах на среднесрочную перспективу», в котором ясно указано, что Россия «как страна-гарант и посредник в процессе приднестровского урегулирования, неизменно выступая в поддержку молдавской государственности, сохранения суверенитета и нейтрального статуса Молдовы, будет содействовать налаживанию диалога между Кишиневом и Тирасполем». Очевидно, что Россия не занимается подготовкой акта международного признания Приднестровья в настоящий момент.

Вместе с тем в современных реалиях разрушения системы международного права и международных отношений, в условиях наличия явных вызовов и угроз региональной системе стабильности и безопасности Приднестровье обязано рассматривать и оперировать  различными сценариями будущего.

Один из сценариев может заключаться в том, что одностороннее признание Приднестровья, в качестве независимого государства, не станет гарантией сохранения физической и экономической безопасности граждан и государства. Южная Осетия и Абхазия признаны только Россией, которая гарантирует и обеспечивает жизнедеятельность этих республик, пользуясь наличием прямой границы.

В случае Приднестровья – политическая ориентация на Российскую Федерацию, отсутствие общих границ и экономическая зависимость от доступа  на рынки Европейского Союза еще более сужает положительный эффект от гипотетического признания.

Мир стремительно меняется. Весьма вероятно, что многие «точки невозврата» в вопросах международной политики и глобальной безопасности уже пройдены. Это можно отнести и к концепту признания и существования Приднестровья в качестве независимого государства, субъекта международного права. То есть само по себе международное признание мало что может изменить в существующем положении дел. Этого уже мало для Приднестровья.

И если подобные сценарии могут быть верны, то единственной формой защиты интересов населения Приднестровья становится не столько признание независимости, сколько обретение субъектности в рамках  иного государства. Какой могла бы быть эта субъектность – можно рассуждать. Участник межгосударственной ассоциации, субъект федерации или конфедерации и т.д. Но то, что такая дискуссия необходима, причем на международном уровне, очевидно.

МЕЖ ТЕМ

 УКРАИНА РАЗМЕСТИТ ЗРК С-300 НА ГРАНИЦЕ С ПРИДНЕСТРОВЬЕМ

Власти Украины разместят в ближайшие дни зенитно-ракетные комплексы С-300 на границе с Приднестровьем. Как сообщило одесское издание «Таймер» со ссылкой на министерство обороны Украины, они будут развернуты в Болградском районе.

В военном ведомстве проинформировали, что зенитно-ракетные комплексы С-300 должны будут обеспечить защиту страны на юге Одесской области, на границе с Приднестровской Молдавской Республикой.

Уточняется, что размещаемые комплексы не новые, они были отремонтированы и частично модернизированы по заказу «Укроборонпрома».

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.