Выбор поневоле


жкх

Частную собственность на жилье абсолютное большинство граждан воспринимает как-то половинчато, полагая, что граница между моим и государственным должна проходить по двери квартиры.

 ТВОЕ – МОЕ – ОБЩЕЕ?

Великая вещь среднестатистические показатели. Не стану напоминать читателям «бородатый» анекдот о средней температуре по больнице и средней заработной плате по заводу, все их знают. Но понятием «среднее», «в среднем» оперируют все кому не лень, в том числе и маститые ученые мужи, политики-руководители, начальники всех мастей.

Так вот, кем-то когда-то установлено, что 8 часов в сутки человек трудится, 8 – спит и 8 – бодрствует. Но это «в среднем», при котором в расчет не берутся ни индивидуальность каждого отдельного человека из почти 8-миллиардного населения Земли, ни выходные, ни страдающие бессонницей, ни трудоголики, ни алкоголики, ни безработные. Как говорится, «отклонения находятся в пределах математической погрешности».

Треть жизни «под крышей дома своего»

Листая прессу, мы почему-то всегда обращаем внимание и, как ни странно, верим данным результатов какого-то научного исследования какого-то там университета, о котором никогда-то и не слышали. Одно из таких определило, что две трети жизни (различной продолжительности) мы проводим у домашнего очага. Вследствие этого, «мой дом – моя крепость». Это место, где мы – суть, где мы – настоящие, без шелухи и всяких наслоений. Дом в самом широком смысле этого слова – личное пространство любого человека. Конечно, очень важно, чтобы «погода в доме» всегда была ясной. Но не менее значимыми являются вопросы: как выглядит сам дом? Каково его состояние? Можно ли в нем проживать? Является ли он надежным пристанищем? Поэтому и хочется поговорить о вроде бы житейских, но на поверку оказывающихся фундаментальными вещах, потому что, напомним, опять же если верить ученым, едва ли не 2/3 жизни мы проводим «под крышей дома своего». Наша прозаическая повесть – об уходе за домом. Причем, не в общепринятом смысле периодической уборки в квартире, а о более серьезном аспекте – о том, что на языке бюрократов звучит, «как песня» – «управление жилищным фондом». Если как призывал Козьма Прутков, «зреть в корень», то хочется ответить на сакраментальный вопрос – «кто дома хозяин»?

На мой, понятно, субъективный взгляд, тема жилищно-коммунального хозяйства в рейтинге самых обсуждаемых обывателями занимает третью строчку, уступая лишь зарплатам (ценам) и безопасности в самых широких ее проявлениях. Это вам подтвердит любой государственный чиновник, любой депутат, любой общественный деятель. Сфера ЖКХ – объект постоянной критики и жалоб, она многим ненавистна, она едва ли не самый большой «потребитель» бюджетных средств. Но и без нее жизни никакой.

С досоветским периодом жилищно-коммунальной отрасли не знаком. А вот как очевидец советской действительности свидетельствую: ЖЭКи в моей жизни присутствовали всегда, эта аббревиатура всегда рядом, как папа и мама в беззаботном детстве. Оно может потому и беззаботное, что до совершеннолетия ты не сталкиваешься с этой структурой. Но как только получаешь паспорт (паспортист, кстати, тоже жэковский), тут все и начинается… Оставляю за скобками очень смешную комедию Георгия Данелия «Афоня» (своеобразная видео-хрестоматия о том, что собой представлял ЖКХ в прошлом), там же оставлю карикатурный образ сантехника с неизменно дымящейся сигаретой в зубах и синим носом, из кармана которого виднелась поллитровка, на обочине внимания даже герой интермедии Райкина, который Новый год встречал в бойлерной вместе со всеми жильцами дома, благодаря всего лишь небольшому снижению температуры теплоносителя в батареях.

Конечно, ругать ЖКХ образца СССР есть за что. Но дела в нем, состояние жилого фонда в сравнении с серединой-концом 90-х годов прошлого столетия, могут считаться чуть ли не образцом порядка. Так что современникам есть о чем поностальгировать. Во времена Советского Союза денег вроде бы хватало на все, в том числе и на поддержание жилищно-коммунального хозяйства. Но пришли другие времена, «перемен потребовали наши сердца». Поспешные, непродуманные, неподготовленные действия привели к жилищно-коммунальной лихорадке. Отрасль «посыпалась» не только в переносном, но и прямом смысле слова – снежно-дождевыми нерукотворными ручьями потекли кровли, бьющими под давлением фонтанами изверглись трубы различного диаметра и назначения, штукатурными «лопухами» стали отваливаться фасады, разрушаться детские площадки и покрытие дворовой территории. Дела в ЖКХ шли все хуже и хуже, запустили все, что можно было запустить. В итоге – жалобы на все чаще разводящих руками коммунальщиков посыпались в различные инстанции, как из рога изобилия. Отрасль стала причиной головной боли местных властей, которые вместе с подведомственными предприятиями, вынуждены были, как пожарные, в форс-мажорных обстоятельствах реагировать на постоянно возникающие кризисные ситуации – прорвало, затопило, обрушилось, караул! При этом стоимость оплачиваемых потребителями жилищно-коммунальных услуг явно не соответствовала себестоимости их оказания. Дефицит средств, необходимых для бесперебойного функционирования отрасли, совместными усилиями собираемых государством и самими потребителями из числа жильцов многоквартирных домов муниципальных жилых фондов, рождал все новые и новые проблемы, которые слой за слоем наслаивались на скудеющий жэкэховский пирог.  Конца и края этому не было видно, как хвоста очереди за вином в антиалкогольном 85-м.

тсжк Вынужденные действия

Множащиеся в геометрической прогрессии проблемы вынудили местные органы государственной власти и самоуправления подступиться к реформированию ЖКХ республики. Первопричиной начатой реформы жилищно-коммунального хозяйства лежала острая нехватка финансовых средств. Если бы у государства были бы деньги на его содержание и стабильное функционирование, разве стало бы оно снимать с себя бремя содержания жилого фонда и перекладывать его на самих жильцов. Пионером реформирования стала  столица. Основная идея (концепция) заключалась в передаче полномочий по управлению жилищным фондом самим жильцам. Считалось, что только так можно привить чувство истинного хозяина. И обоснование у этой стратегической цели было – количество приватизированных квартир с каждым годом росло, мы в одночасье захотели стать собственниками, и закрепить за собой конституционное право на жилье, возможность продать, обменять, передать недвижимость по наследству. Число приватизированных квартир в Тирасполе превышает 90%.

Однако есть загвоздка, частную собственность на жилье абсолютное большинство граждан воспринимает как-то половинчато, полагая, что граница между моим и государственным должна проходить по двери квартиры. А крышами, подвалами, подъездами, внутриквартальными сетями, придомовыми территориями пусть по-прежнему занимается государство. Но так, наверное, не получится, ведь все перечисленное является сопутствующей нашим квартирам инфраструктурой жизнеобеспечения. Нельзя представить себе жилье без воды, тепла, электроэнергии, лифта и многого другого. Любой дом – это целый инженерно-технический комплекс, в котором одно дополняет другое и одно без другого не работает.

Идея передачи жилых домов в управление жильцам, их населяющим, многим показалась здравой и логичной – раз большинство квартир в них частные, то и все домовое хозяйство вместе с прилегающей территорией должны быть переданы их хозяевам. Но это в идеале, на практике же реализация поставленной задачи оказалась менее привлекательной. В большинстве своем небогатым людям было сложно смириться с тем фактом, что отныне им необходимо будет давать деньги не только на содержание собственной квартиры, а и мест общего пользования. Такое впечатление, что сейчас мы не платим за услуги ЖЭУКов.

Гирей на ногах энтузиастов, может быть, и желающих взять дом в управление, является техническое состояние большинства многоэтажных построек, возведенных в 60-80-х годах прошлого века. Оно не радует ни глаз, ни душу, как принято писать, оставляет желать лучшего. Основная причина состоит в том, что на протяжении многих лет и даже десятилетий из-за недостатка финансовых средств в них не проводились капитальные и текущие ремонты. Молились лишь о том, чтобы наскрести денег на неотложные и аварийные. По оценкам специалистов, физический износ жилищного фонда ПМР, в том числе подходящих к домам и подвальных инженерных коммуникаций, составляет порядка 70%, превышая нормативный. Только по минимальным потребностям для того, чтобы привести жилищный фонд республики в надлежащее техническое и санитарное состояние требуется свыше 1,5 млрд рублей.

В этой практически патовой ситуации столичные власти и горожане решили заключить компромиссную сделку, разделив ответственность. Муниципалитет брал на себя обязательство выполнить ремонт кровель и замену подвальных инженерных коммуникаций, а жильцы после этого, создав товарищество собственников жилья или потребительский кооператив, брали свой дом в управление, становились в нем полновластными хозяевами. Такие примеры есть, но, к сожалению, весьма малочисленные.

Ох, вы деньги, деньги, денежки, где ж вас взять на все?

Местные бюджеты в условиях то и дело накатывающих на нас экономических кризисов в выполнении своих обязательств по проведению самых трудо-финансово- и материалоемких видов ремонтных работ на крышах и в подвалах начали «захлебываться». Денег в казне регионов, в особенности дотационных, «кот наплакал». Это и стало основным сдерживающим реализацию благих начинаний фактором. Да и откуда они возьмутся, когда не хватает на выплату зарплат и пенсий в полном объеме пенсионерам и бюджетникам.

Дополнительной преградой на пути создания ТСЖ или потребкооперативов стал и наш неизменный спутник бюрократизм – процедура их создания и регистрации оказалась длительной и громоздкой. В итоге это движение не стало массовым. В основном самоорганизация жильцов произошла в немногочисленных новостройках и домах «детского» возраста. Все в них новое, поэтому у жильцов таких домов есть возможность накапливать деньги сейчас, а необходимые ремонтные работы проводить в будущем, по мере необходимости.

Выяснению причин, почему не создаются ТСЖ можно посвятить, наверное, отдельную статью. Но, на мой субъективный взгляд, в основе может лежать психологический фактор – в нас накрепко засела обывательская боязнь взять на себя ответственность, мы привыкли, нам выгодно быть социальными иждивенцами и ждать, что кто-то что-то за нас сделает. В роли «доброго волшебника» неизменно представляется государство. Но очевидно, что в последние годы «волшебник» подрастерял прежний инструментарий «сотворения чуда».

В существующих обстоятельствах государство не могло, и, наверное, не вправе  было безучастно наблюдать за безынициативностью и инертностью жильцов. Тогда оно на законодательном уровне установило срок до 4 августа 2011 г., в течение которого жильцы многоэтажных домов должны были определиться с формой управления жилищным фондом, с тем, кто будет обслуживать и содержать их дома в технически исправном состоянии либо путем заключения договоров с управляющей организацией либо путем образования ТСЖ или ПК. Надежда на то, что со временем средства на капитальные ремонты многоэтажных домов появятся, двигала парламентариями каждый раз, когда они отодвигали в будущее срок вступления этой нормы в действие. Но за четыре года ситуация с финансами не улучшилась, и даже наоборот, что привело к принятию парламентариями в первом чтении законопроекта, в соответствии с которым обязанность выбора жильцами многоквартирных домов способа управления ими заменена на право. Это вызвало у Правительства дополнительные вопросы по поводу последствий реализации этой правовой нормы, в случае если жильцы не воспользуются правом на выбор способа управления многоквартирным домом.

Учитывая нынешнюю критическую экономическую ситуацию, острый дефицит республиканского и местных бюджетов можно прогнозировать, что финансовые ресурсы, необходимые для улучшения состояния дел в жилищно-коммунальной сфере вряд ли найдутся и в ближайшее время. Такое положение, по всей видимости, вынудит жильцов многоэтажек брать управление домом на себя. Пока же они в большинстве своем предпочитают идти проторенным путем и по традиции доверяют эту миссию муниципальным управляющим компаниям, тем самым ЖЭУКам. Хотя реформа ЖКХ предусматривает переход от государственного управления жилым фондом к управлению им сферой частного капитала или самостоятельно самими жильцами. О втором способе мы уже говорили. Что же касается первого, то предполагается, что на рынке оказания жилищно-коммунальных услуг, кроме предприятий государственной формы собственности, появятся и частные. Но ожидать этого в условиях, когда действующие тарифы являются социально ориентированными и уровнем ниже себестоимости оказания жилищно-коммунальных услуг, не приходится. Любой бизнес ориентирован на прибыль, если ее нет, теряется сам смысл его ведения. Именно по этой причине частный бизнес в ЖКХ не идет. Вследствие этого на рынке оказания жилищно-коммунальных услуг до сих пор отсутствует конкуренция, которая, как известно, снижает цены и улучшает качество их оказания.

Перед теми, кто в состоянии отважиться на создание товарищества собственников жилья стоит пример кооперативных домов, жильцы которых изначально управляются с их содержанием самостоятельно, не уповая на чью-то поддержку. Значит, кто-то может, почему не все? Так что как ни крути, жильцам многоэтажных многоквартирных домов муниципального жилого фонда необходимо будет брать на себя ответственность за их содержание и обслуживание, поскольку очевидно, что в нынешних экономических условиях финансово обескровленному государству это не под силу. Вместе с тем именно оно призвано создать благоприятные условия, стимулирующие жильцов к самоорганизации и созданию товариществ собственников жилья. По-другому не получится.

МАКСИМ ОКТЯБРЬСКИЙ

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.