ММЗ: Ломать – не строить. Часть 2-я


30_01_15-2ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Кому мешает наш флагман металлургии?

В прошлом номере «ПВ» был опубликован материал, посвященный тяжёлой ситуации, в которой в настоящее время находится Молдавский металлургический завод. Как и почему сложилась такая ситуация, в рамках одной газетной публикации сложно рассказать, поэтому сегодня мы продолжаем начатый разговор для того чтобы разобраться, кто помогает заводу справляться со всеми вызовами судьбы, а кто только кричит о помощи, а сам тем временем вставляет палки в колеса.

Заказали – отработали?

Для большего понимания давайте разберемся, кто является ближайшими конкурентами нашего металлургического завода? В основном — это предприятия Украины – ее металлургическая отрасль на сегодняшний день насчитывает десятки предприятий, на которых общая численность рабочих составляет более 500 тысяч человек. В прошлом году многие предприятия металлургии простаивали по причине нехватки инвестиций в столь денежноемком сегменте промышленности, на еще работающих падали объёмы производства, сокращались сотрудники и доходы. Такая вот нерадостная картина сложилась в 2015 у наших ближайших соседей — конкурентов в металлургической отрасли. Справедливости ради надо сказать, что тяжелый период переживала металлургическая отрасль не только Украины. Кризис прошелся по всем металлургическим предприятиям мира, включая Приднестровье. Именно в этот непростой для металлургии период времени на ММЗ приходит бизнесмен Талгат Байтазиев, имеющий опыт управления, девять лет возглавлявший Атырауский нефтеперерабатывающий комбинат и способный на равных соперничать с украинским бизнесменом Ринатом Ахметовым и с индийским концерном «Арселор Миттал», который играет одну из ключевых ролей на украинском и румынском рынках металла. Байтазиеву удалось привлечь для предприятия через иностранных партнеров 140 миллионов долларов и стать одним из крупнейших потребителей украинского лома. ММЗ приобретал 22% от всего украинского экспорта.

Украинские журналисты, отслеживающие ситуацию, писали, что Федерация металлургов Украины и украинское правительство пребывали «в недоумении», и это понятно: завод, который должен был тихо умереть в непризнанной республике, заработал и стал одним из ключевых игроков в отрасли, более того, оказывает существенное влияние на ценовую политику заготовителей лома и производителей стали. Могло ли это обстоятельство привести в восторг украинских магнатов, хозяев металлургических заводов Украины, могло ли их радовать появление на рынке сильного игрока и конкурента? Ответ очевиден, как очевидны и их дальнейшие действия. Или вы, действительно, полагаете, что нескончаемые скандалы, интриги, расследования вокруг ММЗ, постоянные разговоры вокруг Байтазиева, поток обвинений, ничем не подтвержденных, громкая «возня» вокруг ММЗ – это СЛУЧАЙНОСТЬ? В мире бизнеса, далеком от сантиментов и всяких мелодраматичных «соплей» и отличающемся жесткостью, если не жестокостью, таких СЛУЧАЙНОСТЕЙ не случается. А что случается? А случается «заказ» — все происходившие и происходящие события вокруг ММЗ (потеря кредитной линии, уход инвестора и «ненавистного» Байтазиева, непрекращающаяся информационная война против ММЗ) говорят в пользу версии о том, что наш флагман металлургии просто «заказали», чтобы выбить «с поля».

В свое время точно также «заказали» Бендерский маслоэкстракционный завод, в ходе первичной приватизации его и купили-то только для того, чтобы обанкротить и открыть дорогу импортным производителям подсолнечного масла. Мы его не можем производить сами? Можем – и производственные мощности есть, и сырье есть, однако своего масла в продаже мы не видим уже лет двадцать. Сплошь – украинское. Точно также в свое время обанкротили Рыбницкий сахспирткомбинат – и ни тебе местного сахара, ни предприятия, ни рабочих мест, ни колхозов, которые раньше становились миллионерами, выращивая сахарную свеклу для сахспирткомбината. Зато сплошь и рядом – украинский и молдавский сахар.

Похоже, что сегодня по такому же пути хотят провести и ММЗ. Простаивающий завод без оборотных средств, с остановленными печами и распущенным по домам штатом специалистов – это всего лишь груда бетона и металла, ни для кого из конкурентов не представляющая угрозы. Чтобы запустить завод по новой, надо 100-150 миллионов долларов. В бюджете республики есть деньги на это? По мнению некоторых политиков, видимо, всё-таки есть. Так же, как и на бесплатный газ для пенсионеров, защитников, многодетных семей, и на бесплатный проезд в электротранспорте, и на бесплатную медицину…

На чью мельницу льем воду?

За последние год — два на рынке металлургии произошел гигантский спад. Упали цены на готовую продукцию, что принесло металлургическим комбинатам во всем мире огромные убытки. Возможно, разразившийся кризис и стал истинной причиной ухода российских собственников с нашего завода, так как наверняка работавшая в отрасли не один год команда Усманова предвидела эту ситуацию. Все страны, как могли, осуществляли поддержку своих металлургов, т.к. в отраслях традиционно трудоустроена большая часть населения.

К мировым трудностям для наших металлургов добавились осложнения на сырьевых рынках. Дело в том, что в Приднестровье нет достаточного количества сырья для загрузки рыбницкого гиганта. Сырье ММЗ закупает в Молдове и большую часть в Украине. И именно украинский рынок преподнес сюрпризы, которые были обусловлены следующими событиями. В феврале 2016 года «Металлургпром» и Федерация металлургов Украины обратились к премьер-министру Арсению Яценюку с просьбой не осуществлять отгрузку лома за пределы Украины, поскольку своим металлургическим комбинатам его не хватает. Просьба была услышана — руководство Украины заблокировало экспорт лома за пределы государства, тем самым практически оставив ММЗ без львиной доли сырья. В начале 2016 года стала ощущаться разница между стоимостью лома и готовой продукции – она достигла критических 92 доллара. Работать без убытков можно было только при максимальной загрузке завода, но для этого нужен был лом. Много лома, но его поставляла нам Украина, а она, как отмечалось выше, экспорт лома заблокировала. Случайно или нет, но именно в этот период парламентское большинство инициировало парламентское расследование по ситуации, сложившейся на ММЗ, и «шум» вокруг завода, что усугубило и без того непростую ситуацию.

%d0%bc%d0%bc%d0%b7_%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%b3%d0%b0%d0%b7%d0%b5%d1%82%d1%8b4-1_%d1%81%d0%b5%d0%bf%d0%b8%d1%8fНевольно напрашиваются вопросы – либо это полное невладение ситуацией вокруг приднестровских предприятий (тогда как планируется развивать экономику нашей страны), либо «работа» на мельницу наших конкурентов.

Простая математика

Сегодня очень часто можно слышать высказывания о том, что ММЗ – чемодан без ручки, зачем нам нужно его поддерживать, поскольку это обуза для налогоплательщиков и т.д. (интересно, металлурги согласны с такой «оценкой»?). Мы же предлагаем вместе, без эмоций и лозунгов, попробовать разобраться в данном вопросе, а также представить, какие варианты ещё возможны и с какими последствиями для нашей страны.

Начнем по порядку и будем основываться на фактах. Как мы уже напоминали читателям в прошлом номере газеты, в январе 2015 года на закрытом заседании ВС ПМР генеральный директор завода А.Юдин поставил вопрос ребром: либо государство забирает завод в свою собственность, либо собственник закроет завод, демонтирует и вывезет печь и прочее оборудование. Как видим, выбор был небольшим.

Рассмотрим вариант, если бы завод закрылся. Какие последствия наступили бы в таком случае?

1. 2 500 человек лишаются места работы и дохода, а это за год 14 312 000 $ которые люди, работающие на заводе, не потратят на нашем приднестровском рынке и не купят товары, работы, услуги, и этих денег просто не будет в экономике нашей страны.

2. В бюджет не поступают налоги от выплаченной заработной платы, а это за год 6 695 000$.

3. Энергетические предприятияне получают расчёты за оказанные услуги, а это за год 9 665 394 долл. Соответственно, с этих средств не будут уплачены налоги.

4. Прочие связанные с ММЗ предприятия (РЦК, «Тираспольтрансгаз-Приднестровье», ГУП «Водопотребление и водоотведение», ГУП «ИТРМ», ТПП ПМР, Приднестровская железная дорога и др.) не получают средства по расчётам за их услуги, а это за год еще 10 000 000$, с которых такжене будут уплачены налоги.

5. На сумму 5 700 000 долл. (как предполагалось бы) не закупается металлолом у приднестровских поставщиков, соответственно, и с этой суммы не получены налоги.
Математика получалась совершенно не в пользу нашего бюджета и экономики страны, поэтому 30 января 2015 года гигант приднестровской промышленности был возвращен в госсобственность.

Первой и основной проблемой для государства был вопрос: где найти средства для работы предприятия. А это немалые деньги — десятки миллионов долларов, которых нет в бюджете и которые невозможно изыскать у внешних инвесторов – кому хочется рисковать своими средствами в непризнанном государстве, да ещё и при отсутствии обеспечения со стороны предприятия. Задача практически невыполнимая.

Тем не менее, инвестор был найден. Им стал Талгат Байтазиев, имя которого в последнее время не сходит со страниц газет, из телевизионных программ ТСВ. Чтобы ни говорили, но Байтазиев оказался единственным, кто рискнул и принял условия нашего государства, кроме того, обеспечил оборотным капиталом госпредприятие. Но, пожалуй, самое главное, он не настаивал на сокращении численности сотрудников завода, хотя, наверное, мог — на аналогичных, с такими же производственными мощностями, предприятиях в других странах работают всего 800-1000 человек. На ММЗ – 2500 человек. Государство со своей стороны предоставило гарантии сохранения преференций заводу, действующих с 2012 года (льготы по налогу на доходы и льготную цену на газ).

%d0%bc%d0%bc%d0%b7_%d0%b4%d0%bb%d1%8f-%d0%b3%d0%b0%d0%b7%d0%b5%d1%82%d1%8b4-2_%d1%81%d0%b5%d0%bf%d0%b8%d1%8fНекоторые депутаты Верховного Совета характеризуют «байтазиевское руководство» предприятием не иначе как «бездарность», «безграмотность», «некомпетентность» и обвиняют гендиректора в выводе с завода миллионов долларов и доведении его «до ручки». Конечно, депутатам можно поверить на слово (тем более, что оно было таким «пламенным» и громким), но давайте и здесь разбираться, опираясь на факты и цифры, а не на трибунные речи. Итак, цифры, которые можно проверить, что конкретно было сделано Талгатом Байтазиевым и его командой в 2015 году:

1. Привлечены ресурсы для работы завода в сумме 140 000 000 долларов в виде беспроцентного товарного кредита (фактически было получено всего 90 млн.долл., остальные –после поднятой шумихи – инвесторы побоялись предоставить). В 2016 году ММЗ полностью рассчитался по этому товарному кредиту. Проценты, сэкономленные заводом на оборотном капитале, составили более 7 млн. долларов за год.

2. Значительно снижена себестоимость переработки металлолома (в среднем на 30%).

3. Зарплата административного управления снижена в среднем на 30%, что позволило увеличить оплату труда рабочих на горячих участках производства на 5-10%.

4. Увеличено производство стали до 430 000 тонн, что является максимальным показателем с 2009 года.

5. Налоги в бюджет уплачены в сумме 6,7 млн. долларов.

6. Уплачено местным предприятиям за работы и услуги почти 40 млн. долларов.

Понятно, что сработать с прибылью по итогам первого года работы у нового инвестора не получилось – не та ситуация на рынке, не те обстоятельства, о которых мы говорили ранее. По итогам работы завода за 2015 год убытки составили 13 млн. долл. Для сравнения: в 2014 году убытки составляли 32 млн. долл, в 2013-м – вообще 40 млн. долл., и это при гораздо лучшей коньюктуре рынка.

Так нужен ли ММЗ Приднестровью?

Повторимся, 2015 год был вообще неблагополучным для всех металлургических предприятий мира –все они понесли многомиллионные убытки в связи с кризисом на рынке металлов – металлургическую отрасль он (кризис) потрепал здорово. Но это так, к слову, чтобы лучше понимать, насколько «легко» работалось другим металлургическим предприятиям и насколько «безграмотен» Байтизиев, сумевший в том сложном году сократить убытки предприятия почти втрое. Да, в минусах числится долг предприятия (3,4 млн. долл.) за газ, за который завод не смог расплатиться в 2015 году в полном объеме. Но списывать и забывать эти долги никто не собирается — планируется, что долг государственного предприятия будет погашен, когда металлургическая отрасль выйдет из кризиса.

В целом же, анализируя все плюсы и минусы работы завода в 2015 году и основываясь только на цифрах и фактах, делаем вывод, что для государства и его экономики работа ММЗ выгодна даже при наличии отрицательных моментов (уже и не говорим о сохраненном трудовом коллективе). Так отчего ж мы рубим сук, на котором сидим? Отчего так по-хамски обходимся с инвестором, который, несмотря на риски, все же согласился сотрудничать с таким проблемным регионом, как наш, и при этом крича на всех углах о том, что республике как воздух нужны иностранные инвестиции. Отчего – в угоду нашим конкурентам – «топим» завод, на котором работают 2,5 тысячи наших граждан (с учётом членов их семей, так это вообще минимум 7 тысяч чел.). Отчего «топим» другие государственные предприятия, о которых априори должны радеть всей душой и сердцем, забывая, что там работают наши люди. Как вы думаете, после всех событий к нам захочет прийти другой инвестор?

Но вернемся к ММЗ. Нужен он нам? Несмотря на трудности, завод работает и выходит из кризиса. Коллектив сохранен, рынки сбыта готовой продукции не потеряны. Действующее руководство завода после долгих и трудных переговоров уже заключает договоры на поставку лома с Украины! И самое главное — мировой рынок металлургии после падения в конце 2015 года скорректировался и сегодня дает надежду на стабильное производство. В этом году открытым оставался вопрос финансирования ММЗ, но государству частично удалось решить и эти проблемы за счет кредитов приднестровских банков. Весь 2016 год завод не был обеспечен необходимыми объемами сырья для бесперебойной и безубыточной работы, поэтому в конце года неминуемо будут финансовые убытки. Но несмотря на это, ответ однозначен: нашему государству ММЗ выгоден работающим даже с отрицательным финансовым результатом, так как наша экономика в сухом остатке получает больше, нежели при простое предприятия.

Завод вернулся в госсобственность в непростые времена для мировой металлургии. После периода мировой экономической нестабильности обязательно наступает этап роста. К нему все предприятия, в том числе и ММЗ, должны подойти в полной готовности, поэтому очень важно сохранить это предприятие для будущего Приднестровья.

ДАРЬЯ ЕВТУШЕНКО

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.