Нездоровая конкуренция


%d0%bc%d0%b0%d0%b3%d0%b0%d0%b7%d0%b8%d0%bd_%d0%b2%d0%b5%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b0%d0%bd_2ПОЛИТИКА/ЭКОНОМИКА

Общеизвестно, здоровая конкуренция в любой сфере – вещь хорошая и необходимая, ибо от нее выигрывают все. Прежде всего, население, поскольку «конкуренты» делают все, чтобы это самое население привлечь на свою «сторону» — и цены снижают на свои услуги, и всевозможные скидочные и бонусные системы внедряют, и ассортимент товаров и услуг расширяют.

В качестве примера можно привести российских операторов связи – они «из шкуры выпрыгивают», чтобы удержать потребителя, снизив цены на свои услуги до минимума. Беспроводной интернет за один российский рубль в месяц! Мечта!  Но это возможно, когда в стране созданы условия для здоровой конкуренции. А когда такие условия не созданы? Тогда случается ценовой диктат одного крупного «игрока», возможность с его стороны шантажировать государство, организованные продовольственные и бензиновые кризисы, отсутствие условий для развития малого и среднего бизнеса, «гибель» целых сегментов экономики, закрытие предприятий, отток населения и т.д. и т.д. Для любого государства повальная монополизация «смерти подобна», поэтому и борются они (государства) с монополизмом посредством сурового антимонопольного законодательства.

Кому мешает «Ветеран»?

О необходимости создания условий для здоровой конкуренции у нас в республике заговорили в 2012 году. До этого года тему конкуренции государство предпочитало не поднимать. Уж по каким причинам, пусть каждый сам делает выводы, но все «текло» так, как «текло» — под нежной опекой государства и его руководства скромная фирма, обласканная льготами, привилегиями, особыми статусами, постепенно, год за годом, превращалась в настоящую, классическую монополию, способную «поглотить отца», ее породившего. С приходом новой команды ситуация стала меняться, государство, чтобы элементарно уцелеть и избежать полной зависимости от монополии в таких жизненно важных вопросах, как продовольственная, информационная, топливная безопасность, стало вводить антимонопольные элементы, создавая альтернативу на рынке – стали появляться альтернативные заправочные станции, продуктовые магазины, интернет-провайдеры и т.д. Но любая монополия защищает и будет защищать свое доминирующее положение, «огрызаясь» на попытки государства «подвинуть» ее с рынка. Не стали исключением и мы. Достаточно вспомнить нервную реакцию на открытие одного единственного магазина «Фуршет», а также первых социальных магазинов «Ветеран» осенью 2015 года. По этому поводу в коммерческих СМИ была организована целая антикампания – и это-де, политический пиар, что они закроются, как только пройдут парламентские выборы, что в них реализуют просроченные продукты, что здесь ужасные условия работы, что здесь «наживаются на пенсионерах» и прочая, прочая.

«Критики» категорически не желали замечать, что «Ветеран» торгует по ценам ниже рыночных, с минимальной торговой наценкой или вовсе без нее, что «Ветеран» не ставит перед собой цель извлечения прибыли. Цель была другой, более гуманной и, видимо, недосягаемой для представителей бизнеса — посредством невысоких цен на продукты питания помочь, прежде всего, пенсионерам пережить кризис 2015 года, и, если хотите, компенсировать им продуктами питания недополученную пенсию.

Несмотря на развернутую против «Ветерана» громкую информационную войну, магазины выжили, не закрылись, как предрекали некоторые «оракулы», и в период продовольственного кризиса даже помогли избежать нам обещанного «голодомора», обеспечить не только альтернативу товаров первой необходимости, но и повлиять на снижение цен в крупнейшей торговой сети. Не поэтому ли такая нервная реакция на «Ветеран»?

Сегодня в республике уже функционируют 30 магазинов этой торговой сети. Для многих пенсионеров они являются спасением, поскольку цены в них на 20 % ниже рыночных, что помогает старикам (и не только им, отовариваться в них может любой желающий) экономить свой бюджет. Кроме того, «Ветеран» реализует в основном продукцию местных производителей, которая не всегда имеет доступ на прилавки крупной торговой сети. И это тоже плюс, поскольку жизнеспособность местных производителей напрямую зависит от возможности реализовать произведенный товар. На сегодняшний день постоянными покупателями сети «Ветеран» являются около 50-60 тысяч наших граждан, в основном это пенсионеры. Но «отвлечение» «Ветераном» такого количества покупателей на себя, разумеется, не может радовать крупный бизнес, видимо, поэтому против него по-прежнему ведутся «боевые действия», с той лишь разницей, что из «громкой» фазы они перешли в «тихую», переместившись на законодательное поле.

Прощай, конкуренция?

Возможно, «Ветеран» бы и выстоял в этой неравной конкурентной торговой борьбе, однако противостоять принимаемым «драконовским» законам не в силах. Речь идет о поправках в закон об аренде, которые устанавливают огромные административные барьеры и неподъемные цены на аренду муниципального и государственного имущества. Они вынуждают «Ветеран» (и другие магазины пошаговой доступности) поднимать цены на продукты питания, ведь стоимость аренды включается в стоимость товара, и чем она выше, тем больше удорожается товар. И если в «Ветеране», в ближайших к нашему дому магазинчиках будет дорого, будут ли туда ходить пенсионеры? Ответ очевиден – не будут. А куда будут ходить? Правильно – в «Шериф». Принятые поправки в закон об аренде парламентарии объясняют поиском новых источников пополнения бюджета, но если основные клиенты «Ветерана» — это пенсионеры, значит, новый источник пополнения доходов бюджета — это пенсионеры? Закон об аренде не делает никаких исключений. И сегодня перед сетью магазинов «Ветеран», а также другими торговыми точками, работающими в арендуемых помещениях, стоит дилемма — либо закрывайся, либо работай в убыток.

При этом пока одних пытаются убрать с рынка, другим еще более расширяют «торговую дорогу». Сейчас на рассмотрении в Верховном Совете находится законопроект о внесении изменений в закон «О налоге на доходы организаций», который предусматривает снижение налоговой нагрузки на предприятия торговли с 13% до 3% (или почти в четыре раза). Кто сможет конкурировать с «Шерифом» при таких условиях работы? Никто. Прощай, конкуренция, а с ней и низкие цены!

Когда рынки станут негосударственными

Сегодня лозунги о защите малого и среднего бизнеса являются модным политическим трендом. Но как обстоит ситуация на самом деле? Рассмотрим на примере продуктовых рынков. Они есть в каждом городе, районе. Во времена Советского Союза они служили основным подспорьем для жителей села. Одни продавали домашнюю продукцию сами, другие сдавали в мясные и молочные корпуса. Село жило. Плохо, хорошо, но жило, пока рынки были государственные. Но торговля продуктами питания – один из самых доходных видов деятельности, и неудивительно, что в 90-е – 2000-е годы бизнес стал активно вторгаться в эту сферу, подминая под себя в том числе и бывшие когда-то государственными рынки. К чему это «вторжение» привело, общеизвестно. Сначала развалились колхозы, поскольку завозимые в страну «из-за бугра» продукты питания были дешевле, чем производимые колхозами. Потом – вслед за ними — развалилась перерабатывающая отрасль. Наши знаменитые на весь Советский Союз консервные заводы обанкротились, их «попилили» на металлолом и благополучно забыли. Народ лишился рабочих мест и массово повалил из страны, еще задолго до нынешних дней. «Выжившие» мясо-молочно-хлебокомбинаты были приватизированы, и, по чистой случайности, оказались в руках крупного бизнеса либо же зависят от него, обслуживаясь и кредитуясь в его банке.

Сегодня бизнес «нацелился» на еще оставшиеся в госсобственности продуктовые рынки. В Тирасполе зеленый рынок уже частный, его обустроили, сделали современным, красивым, удобным. Им можно гордиться, без сарказма. Но за удобство и обустройство надо платить, и все это ложится на плечи продавцов и покупателей. С момента приватизации рынка стоимость торгового места выросла в 25 раз – с трех до 75 рублей в день, аренда бутиков — 200 — 500 долларов в месяц. Продавцы, естественно, вкладывают стоимость аренды и торгового места в стоимость продукта, который мы покупаем. Надо ли удивляться, что у нас одни из самых высоких цен в регионе, стоит ли из-за этого упрекать приднестровцев в «продуктовом туризме»? Сейчас идет «борьба» за Бендерский, Дубоссарский, Григориопольский, Каменский, Рыбницкий рынки, которые еще находятся в муниципальной собственности. Приватизировать их – задача № 1. Для того чтобы «подвести» их под приватизацию, вокруг них создается информационный шум о том, что ими плохо управляют, что там антисанитария, что там невыносимые условия и т.д. Смысл всей «шумовой завесы» — создать общественное мнение о неэффективности городских властей при управлении рынками. Нужен другой хозяин! И «хозяин, наверняка, найдется, и неудивительно, если это вновь будет наш самый крупный внутренний инвестор.

А пока муниципальные рынки еще сопротивляются натиску крупного бизнеса, он (бизнес) «обкладывает» их со всех сторон супермаркетами, мини-маркетами — по магазину в каждый район, село, пригород, и исключительно рядом с рынками. Скажете – совпадение? Нет, торговая политика, основанная на демпинговании. Для чего это делается? Для привлечения покупателей — в супермаркетах цены будут ниже, чем на рынке, и народ повалит (и уже валит) в магазины. Продавцы тираспольского рынка уже жалуются, что покупательский поток заметно снизился, что и не удивительно: в ближайшем же «шерифовском» магазине дешевле, к тому же там действует система скидок, а покупатель сегодня считает каждую копейку. Продавцы рынка и рады бы снизить цены, но как тогда оплачивать торговое место, не работать же себе в убыток.

Вы можете сказать, что каждый, как может, так и борется за покупателя: рынок – есть рынок. Не будем спорить, каждый выживает как может, но все-таки после нас не должно оставаться выжженное поле. А такая перспектива вполне реальна – если продуктовые рынки «дожмут», обескровят и обезлюдят, города и районы лишатся главных торговых артерий (следовательно, отчислений в бюджеты), народ, который «кормится» с рынка, лишится работы, селяне, торгующие своей продукцией, лишатся заработка. В случае же прихода на рынки нового Хозяина, сколько будут стоить его услуги, какой «оброк» придется ему платить за возможность торговать на рынке, сколько тогда будут стоить овощи, мясо, фрукты с учетом накрутки за торговое место и маржи «перекупщикам»? Ведь он и только он будет диктовать правила игры, и никто – ни государство, ни покупатели – не будут ему указом.

МАРИЯ МУНТЯН 

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.