Кому недра?


shale_gas_in_china (1)

Власти отдали в концессию более трети территории Молдовы для добычи сланцевого газа

ПОЛИТИКА И НЕ ТОЛЬКО

Молдова закладывает мину замедленного действия

Молдавское правительство еще в начале января подписало с американской корпорацией «Frontera Resources» договор о концессии, в рамках которого на 34 тысячах гектаров в три этапа начнутся разработки нефти и газа. Перспективный, вроде, договор, если бы не одно «но» — речь идет о добыче на территории нашей соседки сланцевого газа. А это, по мнению многих экологов, может привести к необратимым последствиям (есть версия, что добыча сланцевого газа провоцирует частые землетрясения, и что Румынию, ее район Вранчу, а заодно и нас «трясет» именно по этой причине).

Молдавская общественность бьет тревогу – мало того что их правительство пошло на поводу у Украины, вознамерившейся построить на Днестре шесть гидроэлектростанций, которые погубят реку и, следовательно, всю экосистему (в эти дни в Молдове проходят акции протеста против строительства ГЭС), так еще теперь «землями разбрасывается», подводя страну под неминуемую экологическую катастрофу.

Американская компания «Frontera Resources», которой Молдова передаст земли, известна на постсоветском пространстве – она работала в Грузии, и когда-то обещала ей, что та встанет в один ряд с Венесуэлой и Нигерией, опередит Ирак, Норвегию и Египет по экспорту газа, обеспечит им Турцию с Восточной Европой.

При этом, как и в Молдове, не уточнялось, о каком газе идет речь. Сейчас компания добывает углеводороды в объеме, которого хватает на два дня, и речь идет о расторжении контракта. В последние годы «Frontera Resources» несет огромные убытки: свыше 10 миллионов долларов в год при выручке всего несколько миллионов и при долгах в 40 миллионов, сообщают СМИ. Сейчас у нее «терки» с грузинскими властями по поводу налогов, и не они ли являются причиной того, что американцы решили «переметнуться» в менее «капризную» Молдову?

Предполагается, что компания будет платить государству ежегодно лишь 1 процент от своего дохода, которого, впрочем, может и не оказаться. В Молдавии еще в семидесятых годах проводили соответствующие изыскания, но газа и нефти в достаточном объеме не обнаружили. Углеводороды, если и есть, то очень глубоко, а бурить глубинные скважины – и дорого (одна скважина – 7-10 млн. долл.), и неэффективно. Между тем есть мировая практика налогообложения добычи ископаемых, по которой платят не менее 15 процентов от стоимости добытых ископаемых. В России, например, за добычу углеводородов платят ежемесячно по 16,5 процента. Но Молдова – щедрая страна, ей, видимо, будет достаточно и одного процента.

Но в данном случае речь даже не о деньгах – о нашем с вами будущем. Ближайшем будущем. Дело в том, что сланцевый газ добывается методом гидроразрыва. Для этого до уровня залегания сланцев бурят вертикальные скважины, вдоль сланцевого пласта –
горизонтальную. В скважину вставляется труба, в нее закачиваются вода и песок, которые постепенно разрушают сланец.

Для сложного коктейля для каждой скважины нужно около 1000 тонн кварцевого песка, целых 380 тонн токсичных химикатов и от 11 до 38 миллионов тонн пресной воды. В местах добычи появится очень много химически загрязненной отработанной воды и токсичной грязи, которая уничтожит на прилегающих территориях всю растительность.

До 70 процентов химикатов попадет в грунтовые воды и плодородные слои почвы, сделав их абсолютно бесплодными. Концентрация метана в питьевой воде вырастает в 6 раз, этана — в 23 раза. Вода становится не питьевой и огнеопасной, она буквально горит. Фактом являются многочисленные отравления водой.

При добыче сланцевого газа наружу вырывается большое количество метана, что приводит к усилению парникового эффекта. Газ пробивается на поверхность в виде фонтанов из метана и этана, которые убивают растения и быстро приводят к опустыниванию территорий. Возможны землетрясения и взрывы скопившегося газа.

На восстановление почвы потребуется 100-150 лет (!!!), а для возвращения жизни на пострадавшей территории, восстановления водного баланса грунтовых вод — многие сотни, а то и тысячи лет. Неслучайно в самой Америке, как правило, сланцевый газ добывают только в пустыне, подальше от месторасположения людей. А сколько тут той Молдовы! Перетрусят всю! Но, по-видимому, такие апокалиптические перспективы не пугают ни молдавских политиков, ни экологов. Более того, именно министерство окружающей среды инициировало подписание концессионного договора с американской компанией на разработку и геологоразведку, а премьер-министр ещё и потребовал создать для «инвесторов привлекательные условия». Но кто будет нести ответственность за весь тот экологический ужас, который вполне возможен в Молдове (а, значит, и у нас) всего-то лет через 10, если проект заработает. И сопоставимы ли его последствия с выгодой от добычи ничтожного предполагаемого объема газа? Или сегодня у политиков об этом голова не болит? В отличие от нас, им есть куда (и на что) «смыться» из этой страны.

МАРИЯ МУНТЯН 

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.