Взрослые дети на шее: снимать или оставлять?


0_7caa5_5cbb6a9c_XLНА ТЕМЫ МОРАЛИ …Мне – 72 года, моему сыну — 48. Вот уже 10 лет он нигде не работает, не имеет отдельного жилья, живёт в моей квартире, регулярно выпивает и отнимает у меня почти всю пенсию на свои нужды. Если я отказываю ему в деньгах, кричит, угрожает, поднимает на меня руку. Не хочу обращаться в милицию – это же мой сын, родная кровь всё-таки, но я – старый человек, с больным сердцем, мне нужны тишина и покой, а дома идёт постоянная война. Я устала, но не знаю, как положить этому конец. …Моя соседка – инвалид по зрению, ничего не видит, кроме того, у неё сахарный диабет. Её дочери уже под 50 лет, она не работает – якобы потому, что ухаживает за больной матерью, живёт, понятно, на материнскую пенсию. В последнее время пристрастилась к выпивке, покупает её тоже на пенсионные деньги. Пенсии на двоих и так не хватало, а сейчас — тем более. Когда я навещаю соседку, она постоянно плачет и жалуется на дочь, на её пьянство и грубость, на то, что нет денег на покупку нужных лекарств, а иногда и элементарно на хлеб, и просит у меня совета и помощи. Но чем я могу ей помочь?! …Моему сыну – 35 лет. Недавно развёлся со второй женой. Всю жизнь у него не складывается с работой: поработает пару месяцев на одном предприятии – уйдет, полгода сидит дома, потом опять устроится на работу, а через месяц-другой снова увольняется. И каждый раз находится оправдание: то работа без трудовой книжки, а это не дело, т.к. не идёт трудовой стаж, то стервозный руководитель, то плохой коллектив, то маленькая зарплата, то слишком высокие требования к работнику…В последние два года он вообще не работает (поэтому и ушла вторая жена – надоело кормить мужа-тунеядца) и даже не ищет работу – говорит, нет для него работы в нашей республике. Живёт за наш, родительский, счёт, по хозяйству не помогает, целыми днями лежит на диване, смотрит телевизор. Не знаем, что с ним делать, как уговорить устроиться на работу – на наши две пенсии тяжело трёх человек прокормить. …Моему племяннику, сыну старшей сестры, уже 44 года, он состоит во втором браке, есть 7-летняя дочь. И он, и его жена – оба много лет без работы, время от времени становятся на учёт в службу занятости и получают пособие по безработице. Сейчас их с учёта уже сняли, денег нет совсем, а кушать-то хочется. И этот великовозрастный балбес придумал следующее: отвёз жену с ребёнком в село к её родителям, а сам пошёл жить к своим родителям. Они в разводе, живут раздельно друг от друга, так он месяц поживёт у мамы, она устанет от него, выгонит, он идёт к папе и месяц живёт у него, потом снова к маме. Когда сильно надоест обоим, едет к тестю с тёщей и там пару недель висит. Так и кочует по родственникам. …Моему сыну 23 года. С трудом он окончил 9 классов, поступил в совхоз-техникум на Гыске, но на втором курсе его бросил. Ни диплома, ни профессии так и не получил. Нигде не работает и даже не предпринимал никаких попыток найти работу. Всё время пропадает где-то с друзьями, а когда приходит домой, сразу утыкается в компьютер. Иногда целыми неделями играет в молчанку, слова от него не услышишь, а если и заговорит с нами, то только по-хамски. Пробовали с ним по-хорошему общаться, уговаривали пойти доучиться, получить диплом, или найти работу по душе, например, связанную с компьютерами, раз уж он их так хорошо знает, но всё как горохом об стену. Пропадает человек, и мы не знаем, как его спасти…

(из телефонных, письменных и личных обращений читателей в редакцию «ПВ»)

Взрослый, совершеннолетний ребёнок, сидящий на шее работающих или вышедших на пенсию родителей – явление в наши дни, увы, не редкое. «Шеесидельцы», в основной своей массе, вполне здоровые трудоспособные люди, которые просто не хотят работать, а свои уже не детские потребности удовлетворяют за счёт родителей, ведь это неплохой финансовый источник, пусть не всегда мощный, зато регулярный.

Тунеядцы всех мастей

Одних иждивенцев можно отнести к разряду «тихих» — эти лежебоки сидят дома, смотрят телевизор или торчат за компьютером; они не ведут аморальный образ жизни, не мешают обществу, но и не приносят ему никакой пользы. Другие пьют или употребляют наркотики, то прося, то воруя, то выбивая деньги из родителей и вынося из дому вещи на продажу – чтоб было за что купить выпивку или дурь. Третьи встали на преступную дорожку, и в периоды между отсидками в тюрьме сваливаются на головы родителей и бессовестно их доят. Есть и «золотая молодёжь», родители которой хорошо зарабатывают и щедрой рукой отсыпают своим чадам всевозможные блага, чем последние и пользуются на всю катушку – отдельное жильё, машины, модные бутики, ночные клубы, регулярные вояжи по заграницам. Дети привыкли, что им всё преподносится на блюдечке с золотой каёмочкой – так какой смысл работать? Иждивенцы – люди самых разных категорий, из разных слоёв общества, с разным образованием, воспитанием, уровнем развития, но всех их объединяет одно – они не умеют и не хотят жить самостоятельно. Зачем заморачивать себе голову такой ерундой? Мама с папой всё дадут, всем обеспечат, обо всём побеспокоятся и решат все проблемы — на то они и родители. Обязаны-с. Если посмотреть на страны Западной Европы, США, там, как только ребёнку исполняется 18 лет, птенец вылетает из гнезда. И не потому, что его выгоняют злые или жадные «предки», а потому что он сам хочет самостоятельно жить. Многие учатся в вузах и одновременно работают, и нередко у них получается оплачивать учёбу из собственных, а не родительских средств. Молодые люди стремятся снять отдельное жильё, быть независимыми и самодостаточными, сделать карьеру, добиться успеха в жизни. Конечно, родители им всё равно помогают – как же без этого, но никто ни у кого не сидит на шее. Автор этих строк в США столкнулась даже с тем, что взрослые дети, живя в доме родителей, оплачивают им арендную плату за жильё. Родители не спешат садить детей  себе на шею, понимая, что потом этих «шеесидельцев» не согнать.

Вина – на родителях

Понятно, что в развитых странах больше возможностей «пробиться», найти престижную работу, хорошо зарабатывать, стать успешным, у нас же каждый день идёт борьба за кусок хлеба, зачастую, безуспешная, и в наших условиях не до жиру – быть бы живу. Но всё-таки — почему так происходит? В чём суть этого бурно расцветшего у нас явления? Почему оно так распространено именно у нас? И как можно этому противостоять? На эти вопросы «ПВ» отвечает педагог-психолог бендерского Центра реадаптации семьи «Семья» Инна Урыта: – Скажу так: прежде всего, вина в таких случаях лежит на родителях, хотя сами они отказываются это признавать. Причин, почему сложилось так, а не иначе, много, остановимся на основных. В первую очередь, это связано с родительской ответственностью за детей, с тем, как остро она ощущается людьми. «Мы дали им жизнь, мы за них отвечаем, мы должны жертвовать собой, мы обязаны…». Эта ответственность остаётся и тогда, когда ребёнок уже вырос, стал взрослым человеком и может сам о себе позаботиться. Может, но не заботится, и это по-прежнему приходится делать папе с мамой. А ребёнок принимает это как должное. Родители купят квартиру, машину, одежду, родители накормят и напоят, родители дадут денег на мелкие (да и крупные тоже) расходы. У человека просто нет стимула работать, совершенствоваться, искать своё место в жизни. Зачем? И так ведь всё есть. Стимул же появляется тогда, когда чего-то недостаёт, когда на это «что-то» нужны или деньги, или положение в обществе. Тогда появляются мысли о работе, о карьере, о заработке. Второе — это жалость к своему ребёнку. «Его, бедного, не любят и не понимают учителя и сверстники. У него слабое здоровье. Он попал в плохую группу в вузе. Его обижали работодатели. Он очень ранимый. Он страдает. Его (её) бросили жена (муж). У него депрессия. Ему больно…». Есть стремление пожалеть, приголубить, родительской любовью сгладить все неприятности, которые сваливаются на несчастного мальчика (или девочку). Ребёнку во всём потакают, нянчатся, как с маленьким, стараются загладить его душевные раны, нанесённые жестоким внешним миром. В-третьих, такие случаи не редкость для семей, где один из родителей – очень властный человек, стремящийся всё контролировать. Такой родитель на корню пресекает попытки ребёнка сделать что-либо самостоятельно. Родители решают, в какую школу пойдёт их чадо, зачастую отдают его в престижные учебные заведения для сильных детей, хотя ребёнок не справляется с повышенной учебной нагрузкой. Потом то же самое происходит и с университетом. Контролируют, с кем он дружит, с кем встречается, что одевает, какие обои надо наклеить в его квартире, какую мебель ему купить, где и как отдыхать и т.д., потому что мама (папа) лучше знает, что правильно, а что нет, что полезно, а что вредно. Ребёнок с детства лишён необходимости заботиться о себе, решать за себя – как в таких условиях он может стать самостоятельной личностью?

Бороться сложно, но можно

Есть и другие факторы, объясняющие, почему именно у нас такое большое количество взрослых детей-иждивенцев. Это применимо и к нашей республике, и к другим странам СНГ в силу непростого прошлого той большой страны, где мы когда-то жили, и не менее непростого настоящего. Так, зачастую ребёнку хотят дать то, чего родители сами в детстве были лишены: мол, у нас этого не было, так пусть хоть у него будет. В основном это люди, детство которых приходилось на тяжёлые военные, послевоенные годы, времена разрухи, голода. Примерно та же ситуация наблюдается и в более молодых семьях, где родители, пока их ребёнок был маленьким, много работали, трудились за рубежом, годами не видя своего малыша. Когда у них, наконец, появляется свободное время, они отдают его целиком и полностью ребёнку, стараются восполнить упущенное и, опять же, нередко сверх меры жалеют и балуют его. А к хорошему быстро привыкаешь, в результате мы видим новые семьи, где дети вырастают, преодолевают порог совершеннолетия, но жизнь их не складывается, и как личности, они не могут состояться. Потому что все последние годы были слишком опекаемы и не научились самостоятельности. Можно ли бороться с этим явлением? Можно и нужно. Хотя, конечно, очень сложно повлиять на человека, которому уже минуло 30, 40 лет, возродить в нём ответственность, самостоятельность. Домашние беседы по душам, попытки морально достучаться до взрослого ребёнка уже не помогут. Силовые, категоричные методы – выгнать из дома, перекрыть финансовый кислород, перестать кормить и выделять деньги на личные расходы – тоже не выход, они подходят не каждому. Есть люди, которые просто не справятся с новыми реалиями. Это как человека, не умеющего плавать, выбросить из лодки посреди реки: кто-то будет отчаянно барахтаться и таки выплывет к берегу, кто-то не сможет удержаться на воде и пойдёт ко дну… В каждом конкретном случае должен быть индивидуальный подход, но без помощи специалистов уже не обойтись. Нужна длительная терапия, работа с психологом. Во время таких сеансов терапии человек осознаёт свою ценность для общества, свою важность, понимает, что он – полноценная личность, начинает задумываться, какова его роль, чего он хочет добиться в жизни, как он будет жить, когда родителей не станет – а ведь рано или поздно это случится. Да, это очень трудно – уговорить человека обратиться к психологу, согласиться на терапию, но надо пробовать. Сидеть, сложа руки – не дело. Да и родителям не мешало бы повзрослеть и понять, что если они в чём-то откажут своему ребёнку, что-то не дадут, скажут иногда «нет» – от этого они не станут плохими родителями. Они должны перестать руководить жизнью детей, дать им личное пространство и возможность самим строить свою жизнь. Но, конечно, лучше не доводить до таких ситуаций, и с малых лет приучать ребёнка к самостоятельности и ответственности за свои решения и поступки. ЖАННА МЯЗИНА 

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.