Приднестровье готово адекватно реагировать на неадекватные действия


1420802228_img197981420707922ПОЛИТИКА

К каким потерям приведет совместный контроль

Тема установки совместных молдо-украинских постов на границе с Приднестровьем по-прежнему остается наиболее обсуждаемой на всех площадках – как переговорных, так и медийных. Министр иностранных дел Приднестровья Виталий Игнатьев в интервью «Коммерсанту» рассказал, что именно «не устраивает» Тирасполь в этом вопросе. Он отметил, что пока эта тема «нервирует» только Тирасполь, наши партнеры по переговорному процессу, естественно, не демонстрируют серьезной реакции. Нам же есть от чего нервничать – по предварительным подсчетам, в случае установки постов потери для приднестровской экономики могут составить 6% ВВП.

В.Игнатьев объяснил, почему, в какой форме и в каком денежном эквиваленте совместный молдо-украинский контроль приведет к потерям. Во-первых, из-за того, что появится дополнительный таможенно-пограничный и миграционный контроль, «возникнет» дополнительное правовое поле, в которое попадут люди, грузы и товары, которые следуют в Приднестровье. Только из-за заполнения молдавских таможенных деклараций, исходя из тех потоков, которые сегодня есть, наши граждане потеряют $1,7 млн. Всем нам придется подчиняться молдавскому законодательству, а это «автоматом» из-за разночтений создает ряд трудноразрешимых проблем в импорте наших грузов, в деятельности индивидуальных предпринимателей. Эта категория людей активно участвует во внешнеэкономической деятельности, платит налоги в бюджет Приднестровья, имеет возможность ввоза товаров на $1 тыс. для своего потребления без их декларирования. В Молдове другие условия – по молдавскому законодательству можно не декларировать ввоз товаров на 300 евро. Там нет понятия «индивидуальный предприниматель» — необходимо регистрировать юрлицо, а для этого человек должен быть гражданином Молдовы, а у нас не все ими являются.

С учетом того, что у нас порядка 20 тыс. человек занимаются индивидуальным предпринимательством и около 75% всего импорта идет через пункт пропуска Кучурган—Первомайск (именно там планируется начать пилотный проект по совместному молдо-украинскому контролю), мы можем потерять возможность самообеспечения этих людей и их семей. Это 11,5% населения, 55 тыс. человек в совокупности. Они в одночасье могут лишиться средств к существованию.

Во-вторых, есть не только экономические, но и политические моменты, связанные с уголовным преследованием в Молдове предпринимателей и руководителей ряда крупных приднестровских фирм, которые занимаются импортной деятельностью (сегодня 182 человека находятся под уголовным преследованием) . То есть и грузы могут быть задержаны, и люди арестованы. В-третьих, проблема безопасности. Мы на своей границе получаем молдавских силовиков. Кто сегодня может дать гарантию того, что они завтра не спровоцируют напряженность, кто будет в этом случае оперативно «разруливать» ситуацию, кто будет нести ответственность? На эти вопросы, увы, ни Кишинев, ни Киев не дают ответов.

В.Игнатьев назвал выдвигаемые Молдовой аргументы в пользу установления постов в качестве эффективных методов борьбы с контрабандой надуманными. Приднестровье – это не необитаемый остров, рядом с нами Молдова и Украина, через их пункты пропуска мы перемещаем товары и перемещаемся сами. Кроме того, уже почти 12 лет по всему периметру границы работает миссия EUBAM (миссия приграничной помощи ЕС), которая как раз и призвана пресекать контрабанду. И за все эти годы ни в одном из ее докладов не фигурировали сведения об «обнаружении» на приднестровско-украинском участке границы контрабанды и контрабандистов. Получается, миссия вовлечена в контрабандные процессы, о которых говорит Кишинев? Или все-таки контрабанды нет, но Молдова по-прежнему, по привычке пытается использовать этот заезженный «контрабандный миф».

Теперь самое главное – как Приднестровью реагировать на новые вызовы, что делать? По мнению главы нашего внешнеполитического ведомства, степень остроты проблемы очень высока, и Приднестровье настаивает на ее обсуждении в формате «5+2» (Молдова и Украина же считают ее предметом двусторонних договоренностей – прим. ред.). В противном случае Приднестровье готово адекватно реагировать на неадекватные действия, потому что государство обязано защитить интересы своих граждан. Но, признает министр, это плохой сценарий, поэтому «мы и апеллируем к международным партнерам, призываем всех рассматривать эти процессы в рамках переговоров только для того, чтобы нам потом не понадобилось реализовывать какие-то ответные действия либо меры, возвращающие ситуацию в нормальное русло. Порой создать проблему гораздо проще, чем ее урегулировать».

МАРИЯ МУНТЯН


 

P.S. Ситуация с постами обсуждалась и на заседании Совета безопасности, прошедшем в четверг, 23 марта. Президент Вадим Красносельский отметил, что, будучи в Москве, обсуждая с Дмитрием Рогозиным складывающееся положение, он просил российскую дипломатию по возможности более активно подключиться к решению данного вопроса в формате «5+2». Также этот вопрос будет обсужден им с президентом Молдовы Игорем Додоном  в ходе запланированной на 30 марта встрече.

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.