И сегодня, и завтра, и всегда…


медсестрs

Медсёстры – хозяйки хирургии

Журналист «ПВ» один день поработала помощником медсестры в хирургическом отделении

Ежегодно в третье воскресенье июня на постсоветском пространстве отмечается день медицинского работника (в нынешнем году этот праздник выпал на 18 июня). Нашему здравоохранению, в целом, и отдельным врачам и медперсоналу, в частности, нередко достаётся от недовольных пациентов. И, к сожалению, наши упрёки и жалобы на качество медицинского обслуживания зачастую обоснованы. Но в праздник не принято говорить о проблемах. Давайте в этот день просто поздравим всех медработников, вспомним о том, как действительно тяжёл, сложен и ответственен их труд, и пожелаем им терпения, здоровья и профессиональных успехов.

В преддверии профессионального праздника корреспондент «ПВ» Жанна Мязина по заданию редакции на один день поменяла профессию – побыла помощником медсестры в хирургическом отделении №2 Бендерской городской больницы, увидела работу врачей и медсестёр, так сказать, изнутри (хотя это слово в сочетании с хирургией имеет двоякий смысл), побыла вместе с заведующим отделением на обходе, с медсестрой –
на процедурах, познакомилась с пациентами и услышала много хороших слов в адрес медиков, спасших им жизнь. Подробнее
об этом – в отчёте нашего журналиста.

медсестричка22

Наша Мязина и воспитателем поработала, и в армии день отслужила, вот теперь и в медицине себя попробовала

Я бы в медики пошла, пусть меня научат!

В детстве, в юношестве многие дети задумываются о том, кем станут, когда вырастут. Мальчики чаще всего мечтают стать космонавтами или военными, девочки – певицами или актрисами. А я мечтала быть хирургом и резать людей (если понадобится – даже без наркоза). Вот такой кровожадный ребёнок рос в семье Мязиных…

Но, к сожалению, в силу высокой близорукости мне эта профессия не светила – хирургам нужен острый взор, поэтому пришлось свою мизантропию направлять в иное русло. Но где­то в глубине души мечта осталась. Поэтому редакционное задание – побыть день работником хирургии – мне очень даже пришлось по душе. Ну, наконец­то, я там буду не как пациент, а как причастная к большому и важному делу – спасению людей.

Сказано – сделано. И вот я, как тень Гамлетова отца, вся в белом (халат, шапочка – всё чин чинарём) с 8 утра неотвязно следую за заведующим хирургическим отделением №2 (гнойно­септическая хирургия) Бендерской городской больницы Михаилом Могильдя. Михаил Иванович в силу профессиональных качеств – человек cдержанный и спокойный. Если я и мешаю ему, он этого никак не показывает. Наоборот – доброжелателен и открыт, чем я и пользуюсь.

Заодно знакомлюсь с другими сотрудниками отделения. Вот старожил хирургии, медсестра перевязочного кабинета Екатерина Ивановна Колойденко – ветеран труда, заслуженный работник ПМР, отдавшая работе в здравоохранении 50 лет! «Я пришёл в больницу – она уже работала здесь. И, наверное, я уйду – а она останется…», – шутливо пророчит Михаил Иванович. 30 лет хирургического стажа у старшей медсестры Виктории Алексеевны Аилинки. Около 10 лет назад из Тираспольского госпиталя ветеранов в Бендерскую горбольницу перешла операционная медсестра Светлана Веселова. А вот молодые, перспективные девчата ­ Диана Цуркан (постовая медсестра, работает в хирургии 3 года, и в отделении надеются, что она задержится здесь подольше) и Лилия Кравец (процедурная медсестра, в хирургии всего год, но её тоже не хотят отпускать). В горбольнице эффективно работает профсоюзная организация, защищающая интересы медработников, в том числе и молодых специалистов.

Заведующий объясняет, почему такое внимание молодым кадрам: «В гнойной хирургии никто не хочет работать, потому что это тяжёлое отделение. Здесь надо поднимать каждого больного, многие из них прибывают к нам без сознания, не всем это под силу – и физически, и морально». Всего же в отделении сегодня трудится 26 человек – включая 3­х врачей, а также медсестёр и санитарок. И каждый человек на своём месте, потому что в хирургии лишних людей не бывает. В гнойную хирургию направляются самые сложные больные, нуждающиеся в серьёзном оперативном вмешательстве. Поэтому работают только те, кто не боится трудностей, кто стоек и терпелив и по­настоящему заинтересован в результатах своей работы.

Властелин скальпеля –  Михаил Могильдя

Властелин скальпеля – Михаил Могильдя

В отделении – чисто и светло

Отделение гнойной хирургии было открыто в 2005 году и ныне занимает два этажа, на каждом этаже по 20 коек. Соответственно, оборудованы два медсестринских поста. На третьем этаже, где расположен 2­й пост, – добротный современный ремонт, новая мебель, новые панели вдоль стен, новые пластиковые двери и окна – за всю эту красоту спасибо спонсору – Бендерскому пивоваренному заводу. А вот 1­й пост пока обновлён лишь частично – как говорится, Москва не сразу строилась. Но и здесь уже новые плинтуса, новый линолеум. В хирургии надеются, что в ближайшем будущем дойдёт ход и до остального.

Михаил Могильдя возглавляет хирургию №2 с момента открытия – вот уже 12 лет. Под возмущенное «уууу!» медсестёр заведующий грозится уйти в следующем году на пенсию, да только кто ж его отпустит, смеются в отделении. Его врачебный стаж составляет 35 лет – врачи с таким огромным опытом в любой больнице на вес золота. Михаил Иванович пришёл в хирургию в 1982 году, по окончании Кишинёвского медицинского института. По направлению минздрава МССР сначала попал в одну из кишинёвских больниц, а затем перевёлся в Бендеры – и в те времена было трудно с жильём, а здесь молодым специалистам обещали квартиру. Потому и сменил перспективную работу в большом городе на наш маленький, но уютный зелёный городок, и не жалеет об этом. В Бендерах провёл и тяжёлое лето 1992 года.

Пока меня знакомят с отделением, полным ходом идёт и текущая работа. Внушительной комиссией ­ доктор, медсёстры и я – мы заходим в палаты на обход. Доктор щупает животы прооперированных больных, меряет им давление и даёт указания медсёстрам, что чего и кому сделать (капельницу, укол, перевязку и т.д.). Попутно Михаил Иванович объясняет мне, какую операцию перенёс тот или иной больной. «В 2009 году этот мужчина перенёс резекцию 6 и 7 ребра слева по поводу хронической эмпиемы плевры –
это тяжёлая патология органов грудной клетки. Сейчас, спустя 8 лет, он вернулся к нам с рецидивом болезни. Был прооперирован, уже третьи сутки после операции, состояние стабильное», – рассказывает он об одном идущем на поправку пациенте.

Я вежливо интересуюсь у больных, как они себя чувствуют и какие у них впечатления от больницы. Вячеслав Шахнин – тот самый пациент, который перенёс вторую операцию на лёгком, с теплотой отзывается о хирургии №2: «В отделении чисто, светло, врачи добрые, внимательные и знающие. Спасибо им за их труд!».

облачение перед операцией22

Все готовы к операции

Если бы не они, многим из нас не жить

Заведующий распоряжается, чтобы из реанимации в отделение подняли прооперированную накануне женщину – у нее сложный диагноз, сложная операция, причём, не первая. Её привозят в хирургию и после обработки шва в перевязочной отправляют в палату. Там я с ней знакомлюсь и расспрашиваю о самочувствии. Людмилу Казак хорошо знают в Бендерах, она принимала участие в защите Приднестровья, была активным членом женского забастовочного комитета. Людмила Васильевна ещё с трудом разговаривает, но находит в себе силы поблагодарить бендерских врачей: «Хочу выразить им большую благодарность – они спасли мне жизнь. Я была в Москве, проходила лечение после операции, так московский врач, посмотрев меня, сказал, что у того хирурга, который делал мне операцию, ­ золотые руки. На таком уровне операции делают только в Москве. А я ему сказала, что в Приднестровье тоже есть хорошие и грамотные врачи. Чтоб побольше было таких добросовестных и грамотных специалистов! И весь медперсонал отличный, что медсёстры, что нянечки. Если б не они, многим из нас не жить бы… Тысячу раз скажу им спасибо и до конца жизни благодарить буду».

Тем временем в операционной уже ждёт очередной больной – срочная внеплановая операция. Меня одевают по форме (спецшапочка, под которую прячутся волосы, халат, бахилы, маска) и разрешают постоять в «предбаннике» операционной, пока доктор готовится совершить очередное маленькое чудо. Я в первый раз вживую наблюдаю процесс, который сто раз видела в кинофильмах: как врач тщательно моет руки, как медсёстры помогают ему облачиться в халат с завязками на спине и надевают ему перчатки и маску. После этого меня выдворяют из предоперационной (даже не дав подержать скальпель в руках! эх, что за жизнь!) и передают на попечение старшей медсестры.

Вместе с Викторией Аилинки мы ещё раз проходим по обоим этажам отделения, проверяем, всё ли в порядке, всем ли, согласно назначениям врача, сделаны уколы, поставлены капельницы, выданы таблетки, измерена температура. В отделении – тишина: хирургия – не то место, где пациенты, словно кумушки на базаре, неумолчно болтают. Мы со старшей медсестрой, пользуясь свободными минутками, секретничаем – о буднях отделения, о специфике работы в хирургии, о непростой работе медиков. «Здесь очень интересно работать, ты многое видишь и каждый день узнаешь что­то новое. Когда я только пришла в горбольницу, мне один врач сказал: если ты проработаешь в хирургии 3 года, ты сможешь работать в любом отделении, потому что будешь знать и уметь всё». Но сама Виктория Алексеевна, проработав 3 года в хирургии, не стала искать что­то полегче – привыкла именно к хирургии, к её напряжённому плотному графику, к её интенсивности и разнообразию. «А что делать в другом отделении? – спрашивает она. – Один укол в день? Я бы не смогла так работать…».

Пока мы беседуем, жизнь отделения идёт своим чередом. Поступают новые больные. К прооперированным приходят родные. В перевязочную закатывают каталку с одним из лежачих. Процедурная сестра подключает к капельнице пациента. Санитарки с кастрюлями отправляются в столовую за обедом. А в операционной успешно подходит к концу ещё одна операция, спасена ещё одна человеческая жизнь. И дай бог, чтобы работа наших медиков была такой же успешной и сегодня, и завтра, и всегда.

Жанна Мязина.

Фото автора.

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.