Живи долго!


Владимир Денисенко - его фотка22Это выдержка из рассказа «Живи долго!» бендерчанина Владимира Денисенко, защитника Приднестровья.

«…Однажды выдался на редкость тихий и спокойный день. Командир роты вызвал меня, ещё нескольких бойцов и приказал нам осмотреть местность со стороны Днестра, чтобы избежать каких-нибудь сюрпризов с того направления. Быстро собрались. Пошли. Проходя мимо брошенного огородика, сорвал крупный помидор – в этом году ещё не пробовал. Вдруг воздух содрогнулся, взорвался. Грохот, огонь, небо перевернулось, уши заложило, всё вокруг запрыгало – неожиданно начался миномётный обстрел. Залегли. Ближайшее укрытие – в подвале девятиэтажки. Выждав паузу, вскочили и кинулись к укрытию. Бегу что есть силы. Слева и сзади почти разом два взрыва – и тут же впереди, буквально в двух метрах от меня, влетает в землю мина… и не взрывается. Я встал, как вкопанный. Вот и смерть. Мгновенно вся жизнь пролетела перед глазами. Так хочется жить, видеть жену, детей! Видеть небо, землю, траву! Ну всё, сейчас меня не станет. А я не так много прожил… Прошла минута, а мина не взрывается. Надо скорее уходить, но я не могу сдвинуться с места. На деревянных ногах обошёл мину и, не оглядываясь, медленно побрёл за здание девятиэтажки. За домом ноги подкосились. Сел. Через некоторое время пришёл в себя, разжал левую ладонь, а там только шкурка и семена от помидора. Спустя два часа приехала группа сапёров и обезвредила мину. «Возле тебя упала мина?» – спросил старший группы, подойдя ко мне. «Да», – ответил я. «Считай, что родился в рубашке: мина с дефектом. Живи долго!» – сказал он, улыбнулся и пожал мне руку. Думаю, что крепко тогда за меня молились родные и близкие…».

Коренной бендерчанин в 7 поколениях, он родился в Бендерах в 1958 году и всю жизнь провёл в родном городе. «Обожаю Бендеры, не могу прожить без них и двух-трёх суток. Вот уезжаю на море – и меня страшно тянет домой, — признаётся Владимир. — Можете себе представить, как я тосковал по Бендерам, когда два года служил в армии!»

А служил он пограничником на советско-афганской границе, на Памире. На втором году службы был направлен в Афганистан — как раз накануне афганской войны 1979-1989 годов. В то время в этой стране уже шла гражданская война, афганское правительство взывало к СССР о помощи – как экономической, так и военной, и советское командование готовило плацдарм для последующего ввода войск. Вот так и получилось, что почти за год до начала афганской кампании Владимир успел «нюхнуть пороху» будущей затяжной и кровопролитной войны.

После демобилизации Владимир Денисенко вернулся в родные Бендеры. До службы в армии он успел окончить Бендерский техникум лёгкой промышленности по специальности «механик», и благодаря диплому устроился на завод «Молдавкабель» на хорошую по тем временам должность – мастером цеха. Через несколько лет женился – невесту присмотрел там же, на заводе. Людмила приехала к нам из Одесской области, и Владимир решил, что не должен упускать эту девушку. Один за другим родились два сына – Саша и Слава. Через несколько лет Владимира повысили в должности на заводе – он стал инженером-технологом.

Но жизнь с каждым годом всё усложнялась. Перестройка, развал Союза, «парад суверенитетов», нестабильность, инфляция, дефицит продуктов… Ко власти во многих странах пришли националистические силы, в отношении русскоязычных граждан всё чаще звучали лозунги «чемодан-вокзал-Россия».

Над Приднестровьем сгущались тучи. Нам начали угрожать наведением «конституционного порядка». В начале 90-х в Бендерах были организованы рабочие дружины, которые дежурили на окраинах города – чтобы вовремя заметить, если к городу будут стягиваться молдавские силы. Владимир пошёл добровольцем в заводскую дружину, вместе с коллегами нёс вахту на каушанском направлении. А события всё набирали оборот, угрозы в наш адрес звучали всё чаще, в Бендерах и Дубоссарах начались первые вооружённые стычки, пролилась первая кровь. Наступил тревожный июнь 1992 года…

«Лето стояло тёплое, — вспоминает Денисенко. – У меня на заводе накопилось около недели выходных дней, и мы с семьёй решили съездить на Одесчину, проведать тёщу. А там – природа, рыбалка, где-то крышу подлатать, где-то в огороде поработать. Помню, прошло дня два с нашего приезда, я что-то чинил во дворе, а из моей машины доносилась музыка – вещала радиостанция «Маяк». И вдруг в новостийном выпуске объявляют: «В город Бендеры зашли войска Республики Молдова…».

Позвонил в Бендеры знакомым – рассказали, что город обстреливается, есть погибшие, люди прячутся от пуль в подвалах. У меня сердце оборвалось. Мы уже потеряли большую родину, а теперь теряем ещё и маленькую?! Эта мысль не давала мне покоя. Собрался и поехал домой, хотя семья и не хотела отпускать. Сколько мог, проехал по машине, а потом пришлось её бросить и идти в Бендеры пешком. Жуткая была картина – все идут из Бендер, а я один – в город. На мосту валяются чьи-то вещи, брошенная кукла, потерянный башмак, перевёрнутая детская коляска, разорванные пакеты, оборванные провода… Я был потрясён: я уехал из цветущего, свежего, зелёного города, а возвращался в задымленный от пожаров, расстрелянный, сразу потерявший все свои краски город. Было 22 июня.

Ополченцы подсказали мне обратиться в штаб, размещавшийся в отделении милиции на Шестакова. Меня записали, выдали оружие и отправили в 15-ю школу, где расположилась рота добровольцев из Тирасполя. Из 15-й школы хорошо просматривалась дорога в молдавском направлении (на Кицканы, Хаджимус). С этой стороны, обойдя контролируемые Приднестровьем дороги, Молдова могла ввести бронетехнику. И наша задача была – задержать эту технику, если будет попытка прорыва. Конечно, нас привлекали и на другие операции, в том числе и на борьбу с мародёрами, которых на каждой войне хватает. Неоднократно попадали под обстрел – как из автоматического оружия, так и пулемётный, миномётный. По школе лупили постоянно – знали, что там находится военное подразделение».

Владимир говорит, что в те военные месяцы они настолько привыкли к стрельбе, что когда наступала многочасовая тишина, это ещё больше пугало. «Как-то выдалась спокойная ночь, без привычной канонады, — рассказывает Владимир. — Мы, бойцы, свободные в ту ночь от наряда, всё никак не могли уснуть. Ворочались, кряхтели, «считали овец» и всё прислушивались к ночной тишине. Помню, один солдат не выдержал и вслух взмолился: «Господи, хоть бы разок-другой стрельнули, что ли, чтоб спокойно уснуть!»

Давно закончилась война. Прошло четверть века. Сыновья выросли. Как и отец, они предпочли остаться в Приднестровье, в родном городе, рядом с родителями. Владимир и Людмила, честно отработав много лет на «Молдавкабеле», вышли на заслуженную пенсию. Но, конечно, сидеть, сложа руки и ничего не делать, отказываются.

Владимир Николаевич ведёт активную общественную жизнь, участвует в работе Союза защитников Приднестровья, встречается со школьниками и студентами, рассказывает об афганской кампании и молдо-приднестровской войне – считает, что подрастающее поколение должно знать и помнить о событиях минувших лет: только так можно воспитать настоящих патриотов. Пишет рассказы о том, что довелось пережить. Возится в огороде – развёл в теплицах помидоры, добился высокой урожайности, и теперь за «рецептом» правильной организации теплицы к нему ходит вся округа. Столярничает – столярному ремеслу выучил его отец. А иногда соберёт стайку мальчишек, усадит на лавку под домом и рассказывает им о войне, о подвиге горожан, отстоявших Бендеры, о мужестве и стойкости людей, боровшихся за свободу родной земли. К маленьким слушателям подтягиваются их мамы и папы. Получается целое собрание…

А на улице стоит тихое тёплое лето, солнечный, щедрый на урожай июнь. Над городом разлит аромат цветущих лип. В садах роняют на землю рубиновые ягоды вишни и черешни. На клумбах алеют розы. В любимых Бендерах – мир и покой. Мир, отвоёванный для нас в не таком уж и далёком 1992-м году…

Жанна МЯЗИНА

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.