За чей счет банкет?


banket5Как и можно ли бороться с коррупцией?

Огромные дома-дворцы представителей власти. Их «крутые» люксовые автомобили. Отдых на престижных курортах. Шопинг за рубежом. Одежда от дорогих брендов…Риторические вопросы, которые простые граждане, глядя на важных и катающихся, как сыр в масле, слуг народа, задают годами, но также годами не получают ответа: за чей счёт банкет?

Международная организация Transparency International, начиная с 1995 года, ежегодно готовит рейтинг «Индекс восприятия коррупции». В настоящее время в этом рейтинге отражена ситуация с коррупцией в 176 странах мира. Индекс коррупции оценивается по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а 100 – самый низкий, и чем меньше баллов получает страна, тем, соответственно, бОльший там уровень коррупции и тем ниже её строчка в рейтинге. В странах с индексом менее 50 баллов уровень коррупции считается очень высоким.

В списках не значимся

Наша соседка Молдова по итогам 2016 года заняла 123 место, набрав 30 баллов из 100 и расположившись в одном ряду с Гондурасом, Никарагуа, Сьерра-Леоне, Мексикой, Парагваем, Азербайджаном и Лаосом. Причём, согласно данным индекса, последние 5 лет уровень коррупции в Молдове постоянно растет: в стране, по мнению Transparency International, не работают законы и до сих пор не были привлечены к ответственности лица, допустившие кражу миллиарда долларов из банковской системы. Весь прошлый год (да и нынешний тоже) отмечен в Молдове крупными коррупционными скандалами, громкими отставками и арестами.

К слову, первое место в индексе 2016 года разделили Дания и Новая Зеландия (по 90 баллов), на втором — Финляндия (89), третьем – Швеция (88). Хуже всего обстоят дела с коррупцией в Северной Корее (12 баллов), Южном Судане (11) и Сомали (10). Украина с Россией набрали по 29 баллов (на балл меньше Молдовы) и расположились на 131-м месте.

Приднестровья в этих списках нет, поскольку мы – непризнанное государство, и ситуацию с коррупцией у нас международные структуры не мониторят. Но государство у нас маленькое, все друг друга знают даже не через «пять рукопожатий», а, пожалуй, через одно, так что тайное становится явным очень быстро. И это тайное показывает: коррупция есть и у нас. Просто о ней не принято говорить открыто и не принято наказывать крупных пахарей этого поля. Под карающий меч правосудия попадаются обычно мелкие «сошки», непричастные к «большой» коррупции, а попавшиеся на бытовом вымогательстве и взяточничестве: иногда — педагоги, иногда – врачи, порой достаётся гаишникам и следователям.

Высоких чиновников, должностных лиц, руководящих различными хлебными местечками и умело «пилящих» государственные средства, представителей крупного бизнеса, решающих «вопросы» с властью при помощи мзды и проталкивающих за деньги собственные интересы, среди наказанных не видно: пожалуй, единственный громкий случай последнего времени – это бывший президент Е.Шевчук, в отношении которого была снята неприкосновенность и в отношении которого было открыто пять уголовных дел, да и то с этим еще предстоит разбираться.

 Что за зверь коррупция?

Корни у этого явления очень глубокие, можно сказать, исторические. Кто-то из наших читателей задался вопросом: «Интересно, а человеческие жертвоприношения богам тоже можно считать коррупцией?». Но шутки шутками, а подношения — не богам, а людям, имеющим власть (жрецам, вождям) – были в те далёкие времена нормой. А первым борцом с коррупцией был шумерский царь Уруинимгина (вторая половина XXIV века до н. э.), правда, как свидетельствуют летописи, борьба его была безуспешной. «Подмазывалось» чиновничество, судьи, военачальники; вельможи запускали руку в имущество царя. Прошли сотни, тысячи лет – ничего не изменилось. В рядах коррупционеров – всё те же чиновники, начальники различных министерств и ведомств, судьи, правоохранители. Только вместо царя теперь государство, из кармана которого ловко тащат нынешние «вельможи» и «бояре». И тысячи лет идёт безрезультатная борьба с этим злом.

Итальянский мыслитель и политический деятель Никколо Макиавелли сравнивал коррупцию с чахоткой. Вначале её трудно распознать, но легче лечить. Если же она запущена, то её легко распознать, но излечить трудно, — отмечал он. Нынешние исследователи коррупции сравнивают её с многоголовой гидрой, у которой на месте одной отрубленной головы отрастают две новые. А ещё коррупцию называют несущей стеной в фундаменте государства, потому что без неё современное общество трудно представить. И, к сожалению, все эти характеристики верны. Как с ней бороться – вопрос не из лёгких.

нахапался_сайтНе смажешь колёса – не поедешь

Коррупцию делят на три типа: бытовая, деловая и коррупция верховной власти. Бытовая коррупция порождается взаимодействием рядовых граждан и чиновников. В неё входят различные подарки от граждан и услуги должностному лицу и членам его семьи. К этой категории также относится кумовство. Деловая коррупция возникает при взаимодействии власти и бизнеса. Коррупция верховной власти относится к политическому руководству и верховным судам, которые осуществляют политику в своих интересах и в ущерб интересам избирателей.

Второй и третий тип обычно скрыты от глаз людских и предполагают более серьёзный масштаб, в первом же зачастую участвуют и рядовые граждане, то есть мы с вами. Кто из нас, положа руку на сердце, может сказать: «Я никогда никому ничего не давал»? Пусть не чиновнику из госадминистрации, но другим лицам, облечённым определёнными полномочиями. К примеру, работнику ЖЭКа за выписку нужной бумажки; паспортисту – чтоб закрыл глаза на несоответствия в некоторых документах; гаишнику – чтоб вместо протокола, предполагающего штраф в 2-3 раза бОльший, отделаться меньшей суммой; сотруднику БТИ за ускорение процесса при оформлении документов на квартиру; военкому – чтоб «отмазать» от армии сына; милицейскому патрулю – чтоб не оформляли протокол за курение или распитие алкоголя в общественном месте; доктору – за операцию; педагогу – за «пятёрку» в зачётке; инструктору ДОСААФ – за сдачу с первого раза экзамена по вождению; сотруднику МРЭО – за беспроблемное прохождение автомобилем техосмотра; горархитектуре – за пристроечку к первому этажу…

Да, мы так привыкли: нам сделали хорошо – надо сказать спасибо, а обычное спасибо в карман не положишь, значит, благодарность должна быть материальной. Желание «поблагодарить» в одних случаях и решить быстрее и удачнее насущную проблему в других случаях гнездится у нас уже где-то на подкорке, видимо, то ли в силу традиций, то ли в силу каких-то моральных понятий, то ли из неуважения к закону, а временами и в силу того, что законными способами чего-либо добиться, обойти бюрократические препоны невозможно. Наверное, потому эта «гидра» и непобедима. Пока непобедима.

Сильнее закона

В каждом государстве, в том числе и в Приднестровье, есть антикоррупционное законодательство. В прошлом году проект закона «О противодействии коррупции» разработал и направил на рассмотрение в Верховный Совет тогдашний глава государства. Законодательную инициативу президента одобрило правительство, но не одобрил ВС ПМР. Чуть позже, осенью 2016-го, уже сам парламент подготовил пакет антикоррупционных законов, с которыми согласился президент, и они были приняты в первом чтении: «О противодействии коррупции», «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», поправки в закон «О Прокуратуре» и в Кодекс об административных правонарушениях. Эти законы регламентируют меры по профилактике и борьбе с данным явлением, а также по минимизации и устранению коррупционных правонарушений. В апреле текущего года этот пакет законопроектов был утверждён во втором чтении.

Дело – за третьим чтением, которое состоится после внесения в законопроекты некоторых поправок. Не скажем: «Ух, заживём!» — поскольку мировой опыт показывает, что бой с коррупцией и сложен, и долог, но, возможно, результативность борьбы с мздоимцами и «распильщиками» государственных средств станет выше.

ЖАННА МЯЗИНА


 

НАШ ОПРОС

При подготовке материала мы поинтересовались у пользователей социальной сети «Фейсбук», как они считают: есть ли в нашей республике такое явление, как коррупция, если есть – как с ней можно бороться. Предлагаем вашему вниманию некоторые из ответов (пунктуация и орфография исправлены – прим.корр.).

Андрей Литвиненко: Коррупция в ПМР – явление повседневное, и она везде. Другой вопрос, что относятся у нас к ней по­разному, и решать вопросы можно по­разному. Год назад меня убеждали, что сдать экзамен по вождению без взятки нельзя. Но я сдал. Не с первого раза, но сдал. Будучи студентом университета, платил за зачёты, потому что деньги требовали в открытую, а рычагов обратного противодействия я тогда не знал. А когда узнал и опробовал – был отчислен из ВУЗа.

Хочешь зачёт – плати. Хочешь нормальное лечение – плати. Хочешь четвёрку ребенку в аттестат – нужны индивидуальные занятия, плати. В этом сущность общества, и я думаю, ЛЮБОГО общества, а не какого­то отдельного, с характеристиками по этническому или религиозному признаку. Всегда найдется человек, который рискнёт нарушить закон ради собственного обогащения. И проблема в том, что несколько таких индивидов складывают негативное мнение о своей профессиональной «гильдии» – о коллегах по цеху.

Конечно, есть и обратная сторона медали, и она уже сложена нашей ментальностью, опытом предков, если угодно. Паспортистка хорошо выполнила свою работу – надо «отблагодарить». Налоговый инспектор провел проверку твоей фирмы и не нашел нарушений – «надо откатить». Мы даже после поездки в троллейбусе билетик кондуктору отдаем. Это на подкорке у нас.

Как с этим бороться? Мне представить сложно. Но, уверен, что любую проблему можно решить. Даже эту.

 Ник Штански:Коррумпированы все сферы. Суммы разные. Там, где вопросы сложнее и дороже (следствие, ГАИ, таможня, налоговая) –
суммы выше. Там, где попроще (образование, медицина) – суммы поменьше. Как победить, особенно в условиях низких зарплат, не представляю.

В общем, получается замкнутый круг: условный преподаватель вынужден брать взятку, потому что её же придется дать условному врачу. А тот потратит её в магазине, хозяин которого заплатил условному таможеннику, сын которого заплатит условному преподавателю.

Сергей Сапунков: Как бороться? Пересажать всех, а как по­другому? Оттого, что мы с вами не берём взятки и довольны за себя, лучше жить не станем. А вот если пересажать всех, чтобы остальные поняли – тогда жить лучше станем, причём и финансово, и духовно. Я не осуждаю врачей и учителей. У них труд тяжелый и важный. И да, если кто из них берет взятки – им придётся либо прекратить, либо «сесть». Какое­то время будет тяжелее жить, но когда ситуация наладится, то и зарплаты полезут вверх.

Проблема не только во взятках, сюда ещё уклонение от налогов, все хотят кого­то обмануть… Заплати налоги, прекрати брать взятки, элементарно переходи дорогу на зелёный свет, и уже завтра ты почувствуешь улучшение своей жизни. Выйдешь на пенсию с нормальным доходом.

Наши многоуважаемые представители ГАИ, по­моему, превосходят всю страну по коррупции. Нарушал немного, но всегда требовал составить протокол. Ключевое слово ТРЕБОВАЛ. Потому что им лень даже протокол составлять, и они ненавязчиво так предлагают не писать его.

А вообще – проблема коррупции в голове. А голова у нас – власть. Если власть будет жёстко карать – коррупции не будет. Пример – Сингапур. Но у нас власть и есть коррупция. А если я какой­то школьник и вижу, к примеру, как ГАИшник останавливает авто за явное нарушение – там открывается окно и гаишник отдаёт честь, то я спрошу у родителей: почему? А мне скажут: это депутат какой­то, наверное. И здесь, исходя из моего воспитания, я либо буду противиться этому, либо симпатизировать. В итоге 50/50 мы вырастаем либо предрасположенными к коррупции, либо нет.

Vera Tabak: С меня пытался хитро взять мзду представитель автошколы перед экзаменом для получения водительского удостоверения. Мол, надо подстраховаться. Я для себя сразу решила – не сдам с первого, приду второй раз. Смысл мне иметь права, если водить не умею? Это было больше года назад, сомневаюсь, что что­то изменилось. У нас не принято говорить об этом, как и о сексе в СССР.

Petr Zhekov: Самый коррумпированный – так называемый «аппарат». Свидетельство тому – масса противозаконных решений по самым различным вопросам. У наиболее продвинутых предпринимателей имеется полный прейскурант стоимости «услуг» чиновников.

Катерина Лобачева: Вся моя история (рейдерского захвата собственности предпринимательницы, о чём «ПВ» несколько раз писали – прим.корр.) – это клубок механизма коррупционной составляющей, вернее, следствие моего нежелания входить в коррупционную составляющую. Коррупцией заражено всё общество и настолько, что нельзя решить ни одного вопроса вне коррупционной составляющей. И наивно полагать, что что­то можно изменить в этом вопросе принципиально.

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.