Чемоданное настроение


5020908_900ПРОБЛЕМА МИГРАЦИИ – В ЧИСЛЕ САМЫХ ЗЛОБОДНЕВНЫХ

…Очередная оптимизация бюджетных расходов и следующее за ней «паровозиком» сокращение количества работников бюджетной сферы ударили по семье бендерчанки Светланы К.: её, педагога с 12-летним стажем работы, в июне этого года сократили.

Чуть ранее, из-за простоя предприятия, на котором трудился глава семейства, остался без работы и супруг Валерий. А на руках – двое детей-школьников, которых надо ставить на ноги, учить, кормить, одевать. Несколько месяцев, которые последовали после официального извещения с места работы о грядущем сокращении, женщина искала новую работу – обзванивала всех знакомых, интересуясь, нет ли в их учреждениях (предприятиях) вакантного местечка, заглядывала в службу занятости, читала объявления с предложениями работы в «Маклере». Валерий тем временем, не найдя официальной работы, «шабашил» на ремонтах квартир в Тирасполе и Бендерах, перебиваясь случайным заработком. Поиски Светланы успехом, увы, тоже не увенчались. Проев скромные семейные накопления, супруги задумались: что делать? Здесь налаженный быт, квартира, в которой всё своё, родное, здесь родители и друзья, здесь школа и «музыкалка», в которую ходят дети. Но всё портило одно большое «но»: нет работы.

Старые друзья, которые вот уже 7 лет как обосновались в Москве, посоветовали: «Приезжайте к нам, для начала поживёте у нас, поищете работу. Москва хоть и не резиновая, но всё равно место находится для всех приезжих». Супруги подумали и решились: едем.

В плюс сыграло и наличие российских паспортов. Первым «на разведку» поехал Валерий. Прогуляв весь июль в поисках работы, к августу мужчина таки нашёл работу – разнорабочим в сети цветочных магазинов Москвы. Но зарплаты одного работающего (37 тысяч рублей) на самостоятельную жизнь в Москве оказалось маловато – только аренда квартиры съедала больше половины зарплаты.

Там же, в  «Мосцветторге» Валерий присмотрел работу и для жены – продавцом в одном из фирменных бутиков предприятия, с примерно таким же окладом. И сегодня Светлана «сидит на чемоданах»: дети пока передаются под присмотр бабушки и дедушки, а она собирается в Москву. В планах – через несколько месяцев перевезти в Россию и их. Возвращение в Приднестровье в планы не входит: «уезжать очень не хочется, но ни наш опыт, ни наше образование, ни наше желание трудиться на родной земле – всё это никому не надо…».

К сожалению, таких случаев: потерял работу (или ушёл из-за низкого заработка) – не нашёл альтернативы – уехал – устроился на новом месте – увёз семью – у нас очень много. Трудовая миграция есть в каждой стране, в любом обществе, с любым уровнем развития, но наиболее распространена она в странах с низким уровнем развития, и, естественно, не несет благ ни для государства, ни для его граждан, вынужденных «отрывать» корни и мытариться по свету в поисках лучшей доли. На всём протяжении 27-летней приднестровской истории из нашей республики уезжали люди – десятки тысяч трудоспособных граждан, кто учиться, кто работать, кто – чтобы воссоединиться с членами своей семьи, возвращаются же обратно – единицы. Продолжается этот процесс и сейчас. Меняются президенты, депутаты, правительство, а люди как уезжали, так и уезжают. В стране остаётся всё меньше трудоспособного населения, на одного с сошкой у нас семеро с плошкой, и попытки переломить ситуацию ни у одной из властей успехом не увенчались. А они, эти попытки, предпринимались неоднократно – и в виде налоговых льгот для молодых специалистов, и поощрения малого бизнеса, и предоставления служебного жилья молодым семьям, и льготных кредитов на развитие сельского хозяйства и т.д. Но по факту этого оказалось крайне мало, чтобы удержать в стране рабочие руки. Это подтверждают статистические данные, опубликованные министерством экономического развития, о демографической ситуации в ПМР за последние 5 лет. Цифры, прямо скажем, пессимистичные – за пятилетку население Приднестровья уменьшилось на 39 тысяч человек! Из них естественная убыль населения за эти годы составила около 10,5 тысяч. 28,5 тысяч человек мигрировали.

В приведённой ниже таблице мы собрали данные по численности населения за эти годы, количеству трудоспособного населения и работающих, естественному движению населения и миграции. Эти данные красноречиво свидетельствуют не только об уменьшении общей численности населения, но и о серьёзном сокращении как числа трудоспособных граждан, так и числа реально работающих.

миграцияЭксперты утверждают, что официальные данные не отражают ситуацию в полной мере, и что реальное количество убывших за пределы ПМР может быть в разы больше, поскольку большинство выезжающих не снимаются с паспортного учёта (т.е. не выписываются). Они продолжают оставаться гражданами ПМР, прописанными в республике, а значит, статистикой не учитываются.

Но страна у нас маленькая и все всё знают: кто уехал, когда, куда и на сколько. Мы знаем, какие квартиры в нашем доме пустуют и где работают их хозяева – в Питере, Москве или Италии, чьи дети растут без родителей, с тётями или бабушками, кто из стариков остался один из-за отъезда взрослых детей, кто бросил своё место на рынке или бутик в торговом центре и уехал, устав бороться с валютным кризисом, налоговой нагрузкой, толпами проверяющих, блокадой, непризнанностью и вечными проблемами… И мы уже не удивляемся, когда уезжает ещё кто-то из знакомых, друзей или родных. Мы понимаем: не от хорошей жизни люди бегут, не просто так меняют родные стены на съёмные квартиры и наш маленький тёплый фруктовый край на холодную чужбину с тепличными продуктами. И ещё мы сознаём, что многие из уехавших уже не вернутся, что страна «потеряла» их навсегда.

Можно ли это изменить и как? Какие законы должны быть приняты и какой должна быть жизнь в стране, чтобы люди перестали уезжать? Чтобы в республике оставалась молодёжь, оставались грамотные кадры, опытные рабочие руки? Чтобы ехали работать к нам, а не наоборот? Наверное, это из разряда риторических вопросов, ответов на которых пока нет. Но хотелось бы верить, что обязательно будут. И что появятся эти ответы не слишком поздно.

ЖАННА МЯЗИНА

 


 

Emigraciya_1НАШ ОПРОС

Почему уезжаете?

Мы «пробежались» по знакомым с «чемоданным настроением» и поинтересовались их причинами отъезда. Почему уезжают, куда едут, какие планы и ждать ли их возвращения? Публикуем ответы наших респондентов.

Елена Н., 23 года, Тирасполь:

– Я по образованию медсестра, два года отработала в нашей горбольнице. Зарплата такая, что хватает только на самое необходимое – продукты питания, проезд в общественном транспорте, какие­то личные, бытовые вещи. Выживать сложно, поэтому задумываюсь о том, чтобы сменить место жительства – не буду оригинальна, думаю переехать в Москву. У меня российское гражданство, там есть друзья, которые уже присмотрели мне работу в одной из больниц. Медицинские работники в Москве нужны, и зарплаты у них повыше наших. Поэтому я уже «на чемоданах». Думаю ли я возвращаться на родину? Не знаю – все будет зависеть от того, как у меня там сложатся дела, но я сегодня говорю, что сделаю всё возможное, чтобы закрепиться в России.

Александр М., 21 год, Бендеры:

– Вы меня со своим опросом застали «прямо у двери» – сегодня уезжаю на Украину, а оттуда вместе с отцом попытаемся «поискать счастья» в Польше (у меня украинский паспорт), отец уже имеет рабочий контракт. Здесь у меня не получилось найти работу даже не с достойной зарплатой, а просто с хорошей. Помыкался после службы в армии почти год без работы, перебиваясь случайными заработками, которых даже на пропитание не всегда хватало, и понял, что тут мне «ловить» нечего. Думаю, в Польше будет несладко, но я уже на такой грани отчаяния, что мне все равно, лишь бы работа была. Да, я знаю, в Польше мигрантам предлагают тяжелую работу, не очень хорошо оплачиваемую, но их 400­500 евро –
это все равно больше, чем я мог заработать в Бендерах. Поработаю пару месяцев, а там видно будет. Может быть, из Польши «махну» дальше по Европам. Страшно и обидно уезжать из родной страны, но, увы, здесь я оказался не у дел – ни работы, ни зарплаты, ни перспектив. Скорее всего, на родину не вернусь, хотя кто знает, как жизнь повернется.

Игорь Т., 26 года, Тирасполь:

– Со своим вопросом вы «опоздали» – я уже пять лет «гастарбайтерствую» в Кишиневе. После окончания Тираспольского колледжа бизнеса и сервиса пытался трудоустроиться в Тирасполе, даже немного поработал в одной из парикмахерских города. Потом пытался открыть свое дело (связанное опять же с индустрией красоты), но быстро прогорел – конкуренция на этом рынке жесточайшая, косметологов и парикмахеров, по­моему, найдется на каждого жителя по одному. Оставшись без работы, пообивав пороги центра занятости, помыкавшись без денег, с другом уехали в Кишинев – начинали официантами, потом поварами, сейчас пытаюсь продвигаться по служебной лестнице в этой сфере, прохожу мастер­классы, учусь. Зарплаты хватает, к тому же никогда не бываю голодным. Возвращаться в Тирасполь не собираюсь, в ближайшее время – точно, работы – то всё равно нет, да и заработки у нас ниже в этой сфере. Приезжаю к родителям на выходные, а всё остальное время живу и работаю в Кишинёве. И таких, как я, наверное, сотни, если не больше.

Антонина, 27 лет, Бендеры:

– После окончания педагогического колледжа я 6 лет проработала помощником воспитателя, то есть няней, в детском саду – вакансии воспитателя для молодой выпускницы не было. Потом ещё 2 года уже работала воспитателем. Честно говоря, 1400 рублей за работу няни и 1800 за работу воспитателя – это копейки. Нам платят так мало, как будто мы с не детьми работаем и не отвечаем за каждый волосок на их голове, а с кирпичами, которые не страшно уронить. Моя старшая сестра 5 лет назад уехала в Питер, преподаёт там музыку в музыкальной школе, а также даёт частные уроки, и предлагает мне переехать в Россию. Правда, в отличие от сестры, у меня нет российского паспорта, а только молдавский, и официальное трудоустройство мне там не светит. Но сестра мне подыскала работу няней в одной питерской семье. Предлагают 40 тысяч зарплаты с питанием и проживанием в их доме. Я думаю, это отличное предложение и глупо от него отказываться.

Так что дорабатываю этот месяц и уезжаю. Не вижу никакого смысла здесь оставаться. Если раньше моей зарплаты хватало, чтобы дотянуть до следующей, то сейчас, с новыми ценами, новым курсом, просто катастрофа. Насчёт возвращения пока не думала – я ещё не уехала, чтобы думать о том, когда вернусь. Но спешить с возвращением я точно не буду.

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.