Как Исак президентами командовал


Я.Исак с дочерью

Я.Исак с дочерью

РОТЕ ПОЧЕТНОГО КАРАУЛА – 20 ЛЕТ

Рота почетного караула – своего рода визитная карточка нашей республики, ее символ. Этих подтянутых ребят в красивой форме мы видим на каждом празднике и мероприятии, в котором принимает участие президент республики, на парадах, показательных выступлениях силовых структур, торжественных встречах и приемах. 6 ноября исполнится 20 лет со дня ее образования.

Своими воспоминаниями об истории ее создания, о службе в этом подразделении и ребятах, которым выпала честь служить в РПК, с журналистом «ПВ» делился первый командир Роты почетного караула, полковник Ярослав Исак.

В Приднестровье он впервые приехал в конце 1992 года в составе второго российского миротворческого батальона, отслужил здесь почти год, а потом вернулся в Россию «по месту прописки». О Тирасполе, поразивших его своей добротой, радушием, гостеприимством людях, о нашем мягком климате и замечательной кухне он вновь вспомнит спустя несколько лет, когда пришло время «уходить из армии». Гражданскую часть жизни Исак решил провести в городе на Днестре, еще не подозревая, что и в Тирасполе ему придется одеть военную форму, и взвалить на себя «строительство» Роты почетного караула. До 1997 года республика, ее руководство предпринимали попытки организовать РПК, поскольку – это символ страны, один из обязательных атрибутов государства, такой же, как флаг, гимн, но как-то не срасталось: ни энтузиастов, ни специалистов, ни понимания, как это организовать, не было. А Исак, к нашему счастью, был и первым, и вторым, и третьим, поэтому, как только при приеме на службу в Вооруженные силы ПМР он «заикнулся», что в Самаре служил солдатом, командиром взвода Роты почетного караула, судьба приднестровской РПК была решена. Ему поставили задачу, а в армии не принято обсуждать приказы – надо – сделаем!

ИСАК молодой_ЧБ

Самара, начало службы, Рота почётного караула, Я.Исак – третий справа

Сегодня Ярослав Николаевич с улыбкой вспоминает это свое боевое крещение на приднестровской земле, трудности, при которых рождалась РПК, ограниченность финансов (как обычно, задачу поставили, а денег – не дали), выполненный собственными силами, силами первых солдат роты ремонт в заброшенной, разрушенной казарме в Парканах, которая потом станет их домом, свои бессонные ночи, «пропадание» сутками на работе, «притирку» с солдатами (куда ж без этого, они своего командира тоже проверяли на прочность) и даже «ворчание» жены – «женат на армии». Все это он со своими первыми «новобранцами» – выпускниками Бендерского учебного батальона – прошел, вместе с ними учился, вместе с ними «обрастал» опытом – и в Москву ездил, и коллег, друзей по российской армии беспокоил, и сам ночами придумывал схемы построения роты («главное, улыбается он, было быстренько вскочить с кровати и записать все «придумки» на бумаге»). Но все равно все «оттачивалось» на месте, в ходе многочисленных, многочасовых тренировок. Я.Исак разработал семь конспектов, по которым солдаты РПК занимаются и сегодня. Он до сих пор помнит все моменты службы в РПК – и радостные, и тяжелые, как и имена многих своих воспитанников, помогавших создавать роту и ставших ее гордостью. В их числе – Олег Копычев, который был и ротным художником, и модельером, и который разработал Знак роты.

Первый «показ» Роты почетного караула прошел 23 февраля 1998 года на возложении цветов на Мемориале Славы в столице. К этой дате Я.Исак «в лепешку расшибся», но обеспечил пошив парадной формы для солдат (на тот момент – 80 человек), а это дело – не из рядовых. Чтоб вы понимали, это не обычная армейская форма, это особая форма, в которой все детали, длина рукава, «расположенность» пуговиц, их форма, величина кокарды, удобство обуви – все имеет значение. Должно быть и красиво, торжественно, и удобно для солдат – им в этой форме страну, ее высших должностных лиц представлять, участвовать в выступлениях, на которые и ради которых ходит народ, а если надо, то и часами стоять на мероприятиях (бывало и такое). Я.Исак вспоминает, как как-то одно мероприятие слишком затянулось, а у него смены солдатам нет (планировалось закончить мероприятие в течение 15- 20 минут), вот они и стоят как вкопанные – 20 минут, 30, 40… «Из охраны президента ко мне подбегают и спрашивают: «А у вас что, солдаты не падают? Президент говорит, что еще минут 20 всё будет длиться». Я тогда им ответил, что сколько надо, столько и выстоят, а сам думаю: как будет, так будет, упадет кто-то — сам пойду, встану вместо него. И таки выстояли, хотя когда мы вышли, их минут пятнадцать трусило – все-таки такое перенапряжение мышц», – вспоминает командир. Это уже потом будет разработан ритуал смены караула (в первый год его еще не было), Исак придумает «систему знаков», с помощью которых бойцы могут предупредить командира о нештатной ситуации.

Вспомнил Ярослав Николаевич и случай, когда ему пришлось покомандовать президентом. Дело было в Одессе, в которой проходил раунд переговоров в рамках формата «5+2». По протоколу И.Смирнов, другие высокопоставленные лица должны были возлагать цветы к Памятнику неизвестному матросу, а организаторы мероприятия как-то не совсем понимали «механизм ритуала», поэтому Исаку пришлось взять на себя «разруливание» ситуации. «Я своим ребятам глазами даю указания, Смирнову тихонько командую – три шага вперед, стоять, повернуться, двинуться дальше, – рассказывает Ярослав Николаевич, – президент на меня сначала недоуменно смотрел, а потом команды стал выполнять.

Я аж взмок от волнения – самого главнокомандующего «направляю». Но все прошло достойно. И когда нашего президента спросили – вы что, роту из Москвы привезли, а он ответил: «вы что, это наша рота!», я испытал то самое продирающее до глубины души чувство гордости за своих ребят, за нашу республику, понял, что, как командир, состоялся, что меня мои солдаты понимают с полуслова, полувзгляда».

Это упражнение ещё из 80-х, так учат и сейчас

Это упражнение ещё из 80-х, так учат и сейчас

Ярослав Николаевич говорит – отбор в Роту почетного караула строг, не все призывники подходят для службы в ней: здесь важны их и физические, и психологические данные. «Солдат «отсматриваем» еще на этапе военкомата, – делится секретами Я.Исак, – из сорока человек только 10 (в лучшем случае) могут стать солдатами Роты почетного караула. Служба тяжелая, только представьте, 6-8 часов в день – занятия строевой и физической подготовкой, в зной и холод. Она необходима, без нее нет Роты почетного караула».

Помнится, говорит Исак, на призывном пункте в Парканах одного призывника забыли распределить – он где-то там в закуточке после бурных проводов заснул. Командир распределительного пункта и говорит Исаку – забирай. – В коптерку, отоспаться! – скомандовал он.  А через полгода этот солдат уже был старшим сержантом, зам.командира взвода, после службы остался в роте, Исак мог на него оставить солдат и быть уверенным, что все будет нормально. Сегодня Евгений Чернов служит в российской армии, командует подразделением.

Опыт, приобретенный солдатами РПК на службе, востребован «на гражданке»: их охотно берут на работу в охрану президента, на службу в спецподразделения, потому что уровень их подготовленности очень и очень высок. Ярослав Николаевич вспоминает своих воспитанников Никиту Зименкова и Руслана Бурлака, которые, отслужив в роте, с армейской жизнью не распрощались, продолжив службу в погранвойсках ПМР. И таких много.

Я.Исак сам признается, что был строгим, если не жестким командиром, но справедливым, ценящим и видящем в солдате человека – за солдата готов быть «душу вытрясти» тому, кто их обижал. Он учил командиров: солдат – это наше все, солдат делает роту, поэтому вы должны его знать от носка до фуражки, он должен быть одет, обут, накормлен. «Несунов» с армейской кухни нещадно гонял, у начальства выбивал для своих солдат дополнительные отпуска и часы отдыха, дополнительное питание. Предполагаю, что Исака могло не очень любить армейское начальство за его прямоту, но любили солдаты и называли Батей.

Ярослав Николаевич говорит, что отцовское отношение к своим воспитанникам в нем «подогревала» его дочь, которая, знаете, из тех дочерей, которые папины до последней «жилки»: как говорит сам Исак, она с ним в армии жила, благодаря ей он видел в солдатах своих детей и соответственно к ним относился. Сегодня его повзрослевшая доця, как он её ласково называет – по-прежнему его вдохновитель, гордость, надежда и опора.

Из роты Ярослав Николаевич ушел в 2012 году – перевели в главный штаб министерства обороны, заместителем начальника, но с ротой связь не прерывал, опекал, при любой возможности ездил «к своим». И сегодня свои, тот же зам. начальника Роты почетного караула по спецподготовке С.Портарескул, могут позвонить Бате и спросить совета. И он, разумеется, делится опытом и мечтает о встрече с сослуживцами – «20-летие будем отмечать, обязательно встретимся».

На мой вопрос, что самое запоминающее было в роте за время службы, он ответил: «реакция людей на наши выступления». «Когда видишь, как люди рукоплещут, то понимаешь, что ты это сделал не ради наград, не ради денег. Ради вот этого –
восторга и гордости жителей нашей республики. Говорят, к этому можно привыкнуть, но я за все годы так и не смог».

ЛЮДМИЛА ШПЕКА

Сегодня Рота почётного караула выполняет элементы высочайшей сложности

Сегодня Рота почётного караула выполняет элементы высочайшей сложности

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.