А рубль летит, будто птица…


орел_деньги_2ЭКОНОМИКА

ПРБ расширил границы валютного коридора на 2018 год

Не успев начаться, 2018-й год уже успел преподнести ряд сюрпризов, и, к сожалению, по большей части, неприятных. Пожалуй, самым главным сюрпризом (хоть, сознаемся, и ожидаемым) стал очередной виток девальвации приднестровского рубля с соответствующим повышением курсов основных валют (первый виток произошёл летом минувшего года, как вы помните). С 12 января в республике начал действовать новый валютный коридор, который определяет следующие границы для курса доллара: 16,00 – 16,50 руб./долл.

Это – официальная величина, а коммерческая, как обычно, превосходит эти рамки, и сегодня в банках и обменниках доллар торгуется по 16,85. Заметно выросли и курсы других валют: российский рубль практически «дополз» до отметки в 300 наших рублей за 1000 росс. рублей, чего уже давненько не было, молдавский лей сравнялся с нашим рублём (1 лей=0.995 руб.), чего не было тоже очень и очень давно, а евро перевалило за 20 и сегодня продаётся по 20,75 руб./евро. Соответственно, сразу вновь поползли вверх цены как на продукты, так и на промышленные товары, и тут же резко подорожало топливо на приднестровских заправках: литр бензина марки 98 отныне стоит 16,35 руб., 95-го – 15,50, а дизель (солярка) – 14,40. Зарплаты и пенсии в очередной раз обесценились.

Народ, понятное дело, волнуется: доколь это будет продолжаться? Ведь и так из-за прошлогодней девальвации доходы приднестровских граждан в долларовом эквиваленте уменьшились более чем на 40 %, что негативно сказалось на покупательской способности. Годовая инфляция составила 11,8%, а индексация зарплат и пенсий, которая прописана законом при таком уровне инфляции, так и не была проведена. Власти пообещали найти под неё деньги ближе к лету, но до лета надо еще дожить, да и индексация, если она случится, будет лишь 7 %, что никак не покрывает снижение размера пенсий и зарплат.

Палки в колёсах – из прошлого?

Приднестровский республиканский банк на своём сайте опубликовал обзор основного финансово-кредитного документа, по которому республике жить в течение этого года — «Об основных направлениях единой государственной кредитно-денежной политики на 2018 год». В обзоре сжато, но ёмко рассказывается, каким образом сложилась непростая нынешняя ситуация на финансовом рынке Приднестровья, объясняется почему девальвация нашего рубля была так необходима, более того, предупреждается, что это, возможно, не последнее изменение курса, поскольку существуют определённые риски, влияющие на стоимость местного рубля и иностранной валюты. Давайте вместе знакомиться с содержанием этого документа и разбираться, что к чему.

Итак, почему девальвация рубля, которую предлагало прежнее руководство Центробанка, и которую депутаты Верховного Совета ни за что не хотели допускать в выборном 2016-м году, со всех экранов телевизоров и на всех экспертных площадках объясняя, что «предлагаемая девальвация – это предательство интересов республики», всё же произошла, только годом позже?

Почему сегодня голос народных избранников не слышен, и почему в 2017-м, 2018-м – это уже не «предательство», а благо? Почему пришлось идти на такой непопулярный шаг, ведущий к ухудшению уровня жизни населения? Как объясняют в ПРБ, в этом виновата провальная денежно-кредитная политика прежнего руководства. Наш Центробанк в 2014-2016 годах никак не реагировал на падение мировых темпов роста экономики и на девальвацию в странах-партнёрах, то есть в то время как внутренние валюты других стран обрушивались, наш рубль (по отношению к доллару) крепко, как приклеенный, держался на одной отметке. Такое сдерживание курса рубля привело к снижению ценовой конкурентоспособности отечественных производителей на внешних рынках.

Данная ситуация, отмечает ПРБ, осложнялась беспрецедентной по своим масштабам денежной эмиссией (то есть печатью и вбросом на финансовый рынок ПМР новой партии приднестровских рублей): по утверждению ПРБ, за 2016 год денежное предложение расширилось более чем на 920 млн. руб. В таких условиях валютный рынок характеризовался значительным дефицитом валютных средств, валютные обязательства Центробанка на конец 2016 года превышали его активы на 41 млн. долл., был сформирован денежный навес, который составил порядка 650-700 млн. руб. Развивался теневой валютный рынок, курс доллара на котором достигал 18-19 руб. Также сохранялась двойственность валютных курсов (для расчётов за коммуналку и услуги связи – один курс, для свободной купли-продажи валют, а также внешних расчётов – другой). К тому же в республике отсутствуют золотовалютные резервы.

Девальвация во спасение?

Доллар вырос - где предел_сайтУчитывая все эти факторы, ПРБ и строил свою политику в области валютного регулирования, направленную на смягчение последствий валютного кризиса. Одной из мер и стал отпуск рубля в свободное плавание в июне прошлого года – по заключению ПРБ, девальвация рубля стала благом для экономики и «обеспечила создание стимулирующих условий для восстановления и дальнейшего наращивания экспорта, ликвидировала двойственность валютных курсов и развитие теневого валютного рынка, минимизировала вывоз иностранной валюты в сопредельные государства в рамках «продуктового» туризма». Девальвация, утверждает ПРБ, привела к росту макроэкономических показателей, объёмы промышленного производства, утверждает статистика, в сопоставимых ценах выросли на 12,2%. На 11,3% вырос и объём розничного товарооборота (также в сопоставимых ценах). Исходя из приведенных Центробанком данных, получается, что обвал рубля – да, таки благо (к слову, не только ПРБ, но и экономисты всех стран советуют идти таким путем в условиях кризисной экономики, те же Россия, Молдова, Беларусь и др. не стали «держать» свою национальную валюту «в узде», а девальвировали ее в два и более раза), но, увы, не для простого народа. И опять же возникает вопрос – почему это не сделали раньше, почему так истово противились в 2016 году, и так охотно провели девальвацию в прошлом году, как только оказались у «руля власти»? И за что тогда «сидят» бывшие руководители ПРБ?

Для стабилизации ситуации одной ступени девальвации оказалось мало. Поэтому и был раздвинут валютный коридор на 2018 год. Единую государственную денежно-кредитную политику на текущий год разработали «подстраивающейся под изменения макроэкономической ситуации в странах – основных торговых партнёрах», а за ключевой критерий при формировании курса валют был взят «индекс реального эффективного курса приднестровского рубля». То есть держать доллар приклеенным к одному курсу больше никто не будет, и его стоимость будет варьироваться в зависимости от внутренних и внешних экономических условий.

«Имеющиеся прогнозные оценки стран-партнёров по инфляции и девальвации национальных валют в 2018 году, с учётом накопленного реального укрепления приднестровского рубля, а также прогноз отрицательного сальдо счёта текущих операций платёжного баланса обуславливают необходимость дальнейшей девальвации», – говорится в документе. – Поэтому на 2018 год изменение номинального курса доллара к рублю ПМР планируется в рамках диапазона 16,0-16,50 руб./долл». Соответственно, это скажется и на индексе потребительских цен: ожидаемый уровень инфляции в 2018 году, по оценке ПРБ, составит 5-7%.

Эти меры, в сочетании с регулярными валютными интервенциями (то есть вливаниями Центробанком валюты на местный финансовый рынок) помогут в краткосрочном периоде сбалансировать спрос и предложение на валютном рынке и обеспечить свободную возможность гражданам приобретать в обменных пунктах необходимую валюту. При этом, отмечают в ПРБ, возможность накопления золотовалютных резервов Приднестровским республиканским банком, скорее всего, будет отсутствовать, а значит, проблема с повестки дня не снимается, а лишь частично решается.

Продолжение следует

В лучших киношных традициях, под финал своего обзора кредитно-денежной политики на текущий год ПРБ предупреждает, что произошедшее изменение курса доллара – это ещё не конец, продолжение вполне может последовать, и вовсе не хэппи-эндовое: «Вероятны существенные риски в достижении прогнозируемых параметров, которые, в основном, связаны с региональной нестабильностью, непредсказуемостью развития политических и экономических условий внешней торговли приднестровских экономических агентов, а также с возможным изменением цен на энергетические ресурсы в регионе».

Что такое «региональная нестабильность», и так понятно: это и наша непризнанность, и относительная изолированность от внешнего мира, и трудности в общении с ближайшими соседями, и перебои в работе наших предприятий, и общий упадок в промышленности, и проблемы с импортом-экспортом, и сильная зависимость от мировых экономических тенденций.

С «непредсказуемостью развития политических и экономических условий внешней торговли» тоже всё более-менее ясно: нашу судьбу решаем не мы, как высокие представители из стана наблюдателей и гарантов «накомпромиссничают», так и будет. Наша экономика очень сильно зависима от политических «раскладов», международных договорённостей и степени конфронтации или, наоборот, дружбы всех участников формата «5+2».

Открытым и злободневным остаётся вопрос нашей торговли с Евросоюзом: сейчас она всё ещё беспошлиннная, но в этом году срок действия наших преференций истекает. Продлит ли их ЕС – пока неизвестно, но можно предположить, что раз мы в последнее время «хорошо себя ведём» в переговорном процессе, подписываем с Молдовой разные соглашения и довольно-таки оперативно решаем застарелые проблемы, которые не решались десятилетиями, то, возможно, ЕС вновь пойдёт нам навстречу. Беспошлинная торговля – прекрасная мотивация, правда, в обмен на предоставление этого блага от нас могут потребовать каких-то очередных политических уступок. А каких – можно догадаться, и цена их будет высока.

Что же касается возможного изменения цен на энергоносители в регионе – это не означает роста тарифов на коммунальные услуги для наших потребителей, как могут подумать (и уже действительно подумали) наши граждане. В 2018 году тарифы в Приднестровье для населения останутся без изменений – так руководство республики решило ещё в 2017 году, и пересмотру это решение не подлежит. В данном же случае речь идёт о ценах на энергию, которую мы отпускаем Молдове: в марте надо будет подписывать новый контракт с РМ об экспорте нашей электроэнергии. На какую цену согласится Кишинёв в этом году – ещё не понятно, но наверняка он будет её снижать.

Достаточно вспомнить прошлогоднюю историю, когда Украина отчаянно демпинговала с ценой на электричество, чем и подкупила молдавскую сторону, а мы остались с носом. Да, в итоге украинцы не смогли выполнить свои обязательства по контракту, и Кишинёв через два месяца вернулся к нам, но нет никакой гарантии, что украинцы снова не вмешаются, и Молдова не воспользуется шансом выторговать скидку. А ведь цена нашей экспортируемой электроэнергии – это наши валютные и налоговые поступления. Чем выше тариф, тем, соответственно, больше валютных поступлений в республику, тем больше предложение иностранной валюты на нашем валютном рынке и тем спокойнее в финансовом секторе. Что ж, доживём до марта, а там уже посмотрим, что к чему. Но очень хочется надеяться, что, невзирая на внешние риски и внутренние причины, наш рубль всё-таки прекратит падение. Мы, конечно, привыкли не жить, а выживать, но у любого терпения есть границы. И у нашего они уже очень-очень тонкие…

ДАРЬЯ ЕВТУШЕНКО

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.