БУДЕМ ПРОЩАТЬСЯ…

Газету – на свалку истории

Газету – на свалку истории

ПОСЛЕДНИЙ НОМЕР

СПУСТЯ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА, ГАЗЕТА «ПРОФСОЮЗНЫЕ ВЕСТИ» ПРЕКРАЩАЕТ СВОЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Ты отказала мне два раза, вот такая ты…

Цитата, вынесенная в подзаголовок, позаимствована из песенки кабаре-дуэта «Академия», и к теме разговора не относится – просто так, навеяло…

Людмила Коваль,   главный редактор газеты «Профсоюзные вести»

Людмила Коваль, главный редактор газеты «Профсоюзные вести»

Ну а теперь, собственно, наш последний материал, наш последний номер – и события, факты, документы, которые «привели» к финальной точке в истории газеты «Профсоюзные вести». Рассказ будет долгим, но это же последний мой материал…

2 февраля состоялось заседание президиума Совета ФПП, на котором, среди прочих вопросов, было рассмотрено обращение ООО «Редакция газеты «Профсоюзные вести». Президиум Совета ФПП единогласно принял решение отказать редакции в использовании слова «профсоюз» и производных от него в наименовании издания (копии документов в конце материала). Все понятно? Нет? Каким образом это привело к закрытию газеты, спросите вы? Объясняю. Еще летом прошлого года Федерация профсоюзов, как субъект законодательного права, выступила автором законопроекта о внесении изменений в Закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» и внесла его на рассмотрение в Верховный Совет. Парламентарии в течение осенне-зимней сессии рассматривали эту инициативу, корректировали ее, вносили поправки, и в итоге 19 декабря 2017 года она была принята в третьем окончательном чтении, 29 декабря – подписана президентом, 30-го – опубликована и 31-го официально закон вступил в силу. В соответствии с ним (ст.2, п.2) все юридические лица и средства массовой информации, зарегистрированные до вступления в силу настоящего закона, в наименованиях или названиях которых содержится слово «профсоюз», а также слова, производные от него, в течение тридцати календарных дней со дня вступления в силу настоящего закона обязаны направить в адрес республиканского межотраслевого объединения профсоюзов (читай – ФПП – прим. ред.) обращение с целью получить разрешение на использование слова «профсоюз», а также слов, производных от него, в своих наименованиях или названиях. Республиканское межотраслевое объединение профсоюзов в течение тридцати календарных дней со дня поступления соответствующего обращения обязано принять решение о даче согласия на использование в наименовании юридического лица или в названии средства массовой информации слова «профсоюз», а также слов, производных от него, либо отказать в использовании в наименовании юридического лица или в названии средства массовой информации слова «профсоюз», а также слов, производных от него. В случае получения отказа на использование в наименовании юридического лица или в названии средства массовой информации слова «профсоюз», а также слов, производных от него, они подлежат обязательной перерегистрации не позднее 90 календарных дней со дня вступления в силу настоящего закона, либо же ликвидации, если перерегистрация не произведена. И первый, и, естественно, второй вариант означают, что газета «Профсоюзные вести» «исчезает» с информационного поля республики (если перерегистрировать, то это будет уже другая газета, с другим названием, другой идеологией).

ООО «Редакция газеты «Профсоюзные вести», следуя букве и духу принятого закона, 29 января этого года обратилась в ФПП с обращением, и 2 февраля, повторюсь, президиум Совета ФПП вынес свое решение, отказав редакции в праве использовать слово «профсоюз» и производных от него в названии, тем самым подписав газете «смертный приговор».

Как все было?

Почему новое руководство ФПП, возглавившее приднестровские профсоюзы в марте 2017 года, приняло решение «убить» газету, которая на протяжении ЧЕТВЕРТИ ВЕКА освещала деятельность ФПП, ее первичных, республиканских, территориальных объединений профсоюзов, пропагандировала идеи профсоюзного движения, да и просто не давала людям «забыть», что в нашей стране профсоюзы все-таки существуют? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вернуться на 8, нет, на 17 лет назад. Для многих, в том числе и рядовых членов профсоюза, наверное, это будет «открытием», но Федерация профсоюзов, выступающая на тот момент учредителем газеты «Профсоюзные вести», эту самую газету не финансировала с 1 апреля 2001 года – как только фонд соцстраха, который до этого дня был в ведении профсоюзов, был передан государству, Федерация отказалась от финансирования газеты из-за недостаточности средств профбюджета. Газета была переведена на самофинасирование, и до этого последнего номера на жизнь зарабатывала, не поверите, сама: за счет рекламной деятельности, участия в грантовых проектах и, конечно, средств от подписки. На газету, к слову, подписывались не только профорганизации, но и органы власти и управления, администрации предприятий и учреждений, международные структуры (та же ОБСЕ, к примеру, были времена, выписывала до 10 экземпляров газеты), обычные читатели из Приднестровья и Молдовы (у нашей почты в рамках достигнутых договоренностей тогдашних президентов ПМР и Молдовы был договор с молдавскими коллегами, и подписка распространялась и на правый берег), пенсионеры, для которых редакция на протяжении многих лет устанавливала 50 % скидку на подписку.

Как ФПП лишилась учредительства, а Коваль стала владелицей «газет, пароходов»?

Но впоследствии решение Федерации перевести газету в свободное плавание сыграло с ней (Федерацией) «злую шутку» и привело к потере учредительства газеты. В 2009 году министерство финансов «усмотрело» в деятельности редакции и в способах зарабатывания ею денег признаки коммерческой деятельности (что, в принципе, верно) и в мае этого же года вынесло руководителю газеты «Профсоюзные вести» предписание в течение месяца зарегистрировать газету как ООО, ссылаясь на принятый Верховным Советом новый Гражданский кодекс. В противном случае газете грозило закрытие, а трудовому коллективу редакции – роспуск. Эпопея с регистрацией газеты в ООО была долгой и муторной, но я должна хоть в нескольких словах о ней рассказать, ибо она и есть причинно-следственная связь происходящих сегодня вокруг «ПВ» событий. Итак, предписание от минфина было получено, редакция совместно с правовой инспекцией ФПП разработали уставные документы на регистрацию ООО «Редакция газеты «Профсоюзные вести», учредителем которого выступала, как и прежде, Федерация профсоюзов. В конце мая 2009 года документы были направлены в регпалату, но регпалата … отказала Федерации профсоюзов в праве учредительства ООО «Редакция газеты «Профсоюзные вести» на основании положений законов «О регистрации юридических лиц» и «О Республиканском бюджете на 2009 год», в соответствии с которыми Федерация не могла создать еще одно ООО, поскольку у 8 ее «дочек» (на тот момент в собственности Федерации профсоюзов было 14-ть ООО) имелась задолженность перед бюджетами и внебюджетными фондами.

Федерации было предложено погасить их долги – в противном случае создать новое ООО ей не позволит закон. Но, увы, «лишними» деньгами тогда, как, впрочем, и сейчас, Федерация профсоюзов не располагала. Почти полтора года (а не месяц, как было сказано в минфиновском предписании) Федерация профсоюзов и редакция газеты пытались решить вопрос с регистрацией и учредительством газеты – и в Верховный Совет обращались, и в минфин и минюст, и личные связи задействовали, и каюсь, «телефонное право» включали, и пробовали на какую-то другую профсоюзную структуру зарегистрировать ООО. Но юридический барьер преодолеть так и не удалось, и когда в октябре 2010 года министерство финансов (налоговая инспекция) вынесло редакции последнее китайское предупреждение, пригрозив закрыть газету, тогдашнее руководство ФПП, чтобы сохранить «Профсоюзные вести» и коллектив редакции, приняло решение о даче согласия физическому лицу (это был единственный на тот момент вариант создать ООО) выступать в роли учредителя ООО «Редакция газеты «Профсоюзные вести». В качестве того самого физического лица была «выбрана» Людмила Коваль, которая на тот момент проработала в газете 18 лет, из которых – 15 в должности главного редактора. Вот таким вынужденным образом в ноябре 2010 года я стала учредителем газеты, а ФПП потеряла свое учредительство.

Ничего не изменилось

Но вынужденная – в целях сохранения газеты – смена учредительства никак не отразилась на дальнейших взаимоотношениях нового учредителя и Федерации профсоюзов – изменение статуса было «досадным юридическим недоразумением», которое прежнее руководство ФПП и редакция решили, как могли на тот момент. Мы так это воспринимали. Ни Федерация не собиралась отказываться от газеты, ни «Профсоюзные вести» – от Федерации: возможно, это будет звучать слишком пафосно, но газету и профсоюзы связывали не просто рабочие, деловые отношения, но и дружеские: сотрудничество на протяжении десятилетий с профсоюзными активистами, многих из которых знаешь лично, невольно перерастало в дружбу, и «отвернуться» от них означало бы предательство. Во всяком случае, это было мое убеждение, которое, к слову, было подкреплено ещё и документально – в Уставе нового Общества с ограниченной ответственностью «Редакция газеты «Профсоюзные вести» прописана, как и прежде, подотчетность Общества (газеты) Совету ФПП по всем вопросам, контроль ревизионной комиссии Совета ФПП над его финансово-хозяйственной деятельностью, создание Редакционного Совета, который формировал информационную политику нашего издания. В прошлом году – с приходом «новой команды» – к Редакционному Совету «добавилась» еще и редколлегия, которая, помимо информполитики, еще и все материалы, идущие в номер, вычитывала от корки до корки (ну на то, что это похоже на цензуру, запрещенную Конституцией и другими законами, мы «закроем глаза» из-за большой любви к профсоюзам).

Кроме того, президиум Совета ФПП утверждал штатное расписание редакции, должностные оклады ее сотрудников и даже график отпусков. Редакция газеты ежемесячно, ежеквартально и по году сдавала отчеты о своей деятельности в финансовый отдел ФПП. Словом, «система работала» на протяжении 25 лет под бдительным оком ФПП. Отчего ж она перестала работать в последний год при новом руководстве ФПП? Отчего же оно (новое руководство) с настойчивостью, достойной лучшего применения, проводит в массы мысль о том, как «Общество ловко провернуло схему» и «увело» у профсоюзов газету, тогда как любой человек, мало-мальски знакомый с организационной структурой профсоюзов, их внутрипрофсоюзной дисциплиной, знает, что все вопросы в ФПП рассматриваются и принимаются коллегиально, членами президиума, вопросы собственности – тем более. И если гипотетически предположить, что Коваль (коварной) удалось все-таки «умыкнуть» газету «без ведома и спроса Федерации» (как заявил Иванченков на сессии Верховного Совета при рассмотрении законопроекта о профсоюзах), то почему прежнее руководство ФПП за целых семь лет – с 2010-го по 2017 год – «не обнаружило пропажу» газеты, при том, что редакция, повторюсь, ежемесячно, ежеквартально сдавала все отчеты в ФПП, никуда не скрывалась и все эти годы «просидела под боком» у ФПП, на одном этаже гостиницы. Может, от того, что де-факто «пропажи»-то и не было, и в отличие от нынешнего руководства, у него не было задачи «убить» газету и освободиться от главного редактора, которым так и не простили их позиции.

Задание выполнено!

Перед нынешним, похоже, такая задача была поставлена, и, надо признать, оно ее выполнило на отлично, о чем торжественно и отчиталось сразу после прошедшего 2 февраля заседания президиума – протокол президиума по газете был направлен не только в редакцию, но и в Верховный Совет: так сказать, задание выполнено, газета и Коваль больше не будут «мозолить глаза»!.

Показателен тот факт, что на заседание президиума, на котором решалась судьба газеты, ее коллектива, главного редактора даже не сочли нужным пригласить, более того, до момента его проведения из него делали большую «военную тайну», и руководство ФПП сильно гневалось, когда Коваль все-таки прознала о его проведении и стала напрашиваться «на присутствие». А как красиво говорилось на прошлогоднем мартовском пленуме, при выборах нового председателя ФПП, что отныне все решения в ФПП будут приниматься открыто, гласно, прозрачно. Но, видимо, мы как-то по-разному понимаем эту самую прозрачность. На борьбу с газетой и «непонятливой» Коваль, которой еще в марте прошлого года (на третий день после прихода «новой команды») было предложено «выместись», а она все «не выметалась», было брошено столько усилий Федерации и лично ее председателя, столько времени и сил, что мне как-то даже неловко перед членами профсоюза и этой несчастной страной: вместо того, чтобы с новой энергией и в полную силу отстаивать интересы человека труда (как любят говорить в Федерации) в условиях повсеместного нарушения его прав, увольнений, сокращений, оптимизаций, обесценивания зарплаты, руководству ФПП приходилось отвлекаться на мою скромную персону, писать «под меня» и газету закон, отвлекать занятых людей, работающих в Верховном Совете, от принятия жизненно важных для республики законов.

Поэтому, страна, если можешь, прости! Простите меня и профсоюзные организации, которые невольно подпали под действие этого закона – ведь им, как и ООО «Редакция газеты «Профсоюзные вести», пришлось испрашивать разрешение у Федерации профсоюзов на продолжение своей деятельности и, кстати, среди «пострадавших» оказались не только мы.

Хочу – даю, хочу – не даю

Поскольку Федерация профсоюзов и парламент так тщательно пытались «завуалировать» истинные, конечные цели принятого закона о внесении поправок в Закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» (по моему глубокому убеждению – это «исчезновение» газеты, зачистка информационного поля от СМИ, которые могут еще дать альтернативную информацию, а это как-то, согласитесь, не комильфо, мы ведь страна – демократическая и со свободой слова не боремся), поскольку в момент его написания перед авторами законодательной инициативы «маячил» лишь светлый и трепетный облик Коваль, то они как-то «забыли», что, кроме «Профсоюзных вестей», юридическими лицами, в наименованиях которых присутствует слово «профсоюз или производные от него, являются все республиканские, территориальные, первичные профсоюзные организации, которым надо тоже просить разрешение у ФПП. Закон, надо сказать, вызвал очень бурную и неоднозначную реакцию среди профактива республики – сегодня удержать людей в профсоюзах очень сложно, председатели профкомов «изощряются», как могут, а тут еще Федерация со своим «непонятным» разрешающим/неразрешающим законом.

Вообще принятый с подачи руководства ФПП закон уникален в своем роде – мы с ним, чесн слово, впереди планеты всей. Мало того, что он вступает в противоречие с Гражданским и Трудовым кодексами (даже по временным отрезкам, в рамках которых надо проводить процедуру ликвидации предприятия, расчеты с работниками), что он закрепляет монополию на использование слова «профсоюз» за одной организацией (монополия на слово – это что-то новое в законотворчестве, и это – сильно!), что он концептуально, морально, фактически, грубо нарушает Конституцию и тот же закон о профсоюзах, которые гарантируют людям свободу на объединение в профсоюзы, так он еще дает Федерации «рычаги», которые ставят под сомнение саму идею и смысл профсоюзного движения. По принципу, хочу – дам разрешение, хочу – не дам, если вы мне особенно не нравитесь. Говорите, такого не может быть? Отчего же – может! Вот и пример – как работает разработанный Федерацией профсоюзов закон, можно проследить по профсоюзной организации ЕРЭС, которая вместе с нами оказалась в числе «пострадавших» и «отказников». Федерация профсоюзов, как и нам, без объяснения причин, отказала ей. Та пожаловалась на «произвол» в Верховный Совет, и по слухам, там сильно опечалились непонятливостью Федерации. Действительно, что тут непонятного, закон по просьбе самой Федерации писался под «Профсоюзные вести», чтобы избавиться от них, а не для того, чтобы руководство ФПП «размахивало» им, отказывая тем, кто неугоден. Могу предположить, что первичка ЕРЭС попала в этот список только потому, что когда-то осмелилась выйти из состава ФПП, стать самостоятельной и не перечислять в ФПП профвзносы.

Я вот тоже хочу «осмелиться» и дать совет законодателям и руководству ФПП – господа-депутаты и господа-чиновники от профсоюзов, отмените закон, тем более, он точечного действия, свою задачу уже выполнил, газета «Профсоюзные вести» ликвидируется, Коваль, наконец-то, уходит. Он, ну ей Богу, не делает чести ни парламенту, ни Федерации, и, тем более, не способствует укреплению их авторитета.

Ну что, будем прощаться?

Я, если честно, думала по-другому сделать этот последний номер, по-другому – красиво – поставить точку в 25-летней истории газеты «Профсоюзные вести». Но получилось так, как получилось, вы уж простите меня, мои дорогие читатели. Просто наболело, слишком много грязи, неправды, подлости, предательства было вокруг газеты на протяжении этого года, слишком дорогой ценой дался коллективу «Профсоюзных вестей» этот последний год нашей деятельности.

Оглядываясь назад, я могу сказать, что это была замечательная, наполненная событиями и людьми четверть века, и поблагодарить вас, наших читателей, профсоюзный актив республики, ветеранов профдвижения, председателей первичек, отраслевых, территориальных объединений профсоюзов за то, что вы были с нами, были частью нашей жизни. Мы старались – и мне, как главному редактору, возглавляющей (нет, теперь уже возглавлявшей) газету с 1995 года, не стыдно ни за один номер, ни за один материал.

Что будет дальше?

ООО «Редакция газеты «Профсоюзные вести» в соответствии с принятым законом «О внесении изменений в Закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» и на основании постановления президиума Совета ФПП от 2 февраля ликвидируется. Все предписанные законом процедуры при ликвидации предприятия (в том числе и финансовые) мы исполним строго в соответствии с буквой закона.

И еще – я очень хочу (и надеюсь, что так и будет), чтобы у Федерации профсоюзов был свой печатный орган. Руководство приходит и уходит, а организация остается, и у нее должен быть свой «рупор», который не позволит «забыть» о существовании профсоюзов.

С любовью и уважением, главный редактор газеты «Профсоюзные вести» Людмила Коваль


P.S. Вы знаете, что самое смешное (главное, чтобы потом не было грустно) во всей этой истории – что ситуация с учредительством Федерацией профсоюзов новой газеты может повториться. Если ФПП не возьмет на себя ее прямое финансирование (а это – дорогое удовольствие), если заставит нового редактора, новый коллектив зарабатывать деньги самим на содержание газеты, как в свое время сделали с «ПВ», то газету непременно «загонят» в ООО, как «загнали» нас, и Федерации профсоюзов вновь не позволят быть ее учредителем, поскольку у ее «ооошек» за эти годы долги не только не уменьшились, наоборот, увеличились и стали миллионными. А закон «О регистрации юридических лиц» никто не отменял. Ну если только, конечно, Федерация не выступит автором законодательной инициативы о внесении в него изменений. Ой, что-то мне тревожно стало за все ООО республики…

IMG_20180208_0010

 IMG_20180208_0001

 

IMG_20180208_0002

 

IMG_20180208_0003

 

IMG_20180208_0004

IMG_20180208_0005

IMG_20180208_0006

IMG_20180208_0007

IMG_20180208_0008

IMG_20180208_0009

  1. Пока нет комментариев.

Обязательно надо войти в систему для комментирования.